aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

«Чёрная метка» ваххабитам: что привозил в Москву саудовский король?

Первый в истории России визит короля Саудовской Аравии в Москву ознаменовался не только огромными оружейными контрактами, в число которых входит и продажа Эр-Рияду ракетных комплексов С-400. Гораздо менее замеченной осталась прошедшая 7 октября в саудовском посольстве встреча короля с лидерами российских мусульман, посвящённая борьбе с экстремизмом и терроризмом.



Встречу эту сложно назвать протокольной, потому что, во-первых, 5 октября российские муфтии даже более широким составом приняли участие в государственном обеде в Кремле в честь высокого иностранного гостя.

Во-вторых, как подчёркивается в опубликованной информации, встреча вечером в субботу прошла по инициативе саудовской стороны.

Что стало темой обсуждения, упомянуто предельно кратко, но ясно: «В ходе встречи король подчеркнул высокую значимость сотрудничества и диалога между представителями разных религий и культур для укрепления принципов взаимного прощения, борьбы с крайностями и экстремизмом и достижения безопасности и мира во всём мире».


Более ясно сказано в предварительном анонсе на сайте Духовного управления мусульман Крыма: «В рамках визита короля Сальмана запланированы его встречи с представителями мусульманского духовенства России, в ходе которых речь пойдёт, в частности, о взаимном обмене опытом в сфере противодействия религиозному экстремизму… Представители российского и аравийского духовенства также обсудят вопросы взаимодействия в сфере образования, воспитания молодёжи, а также поиска путей по предотвращению усиления радикальных исламских группировок».

Стоит напомнить, что король Саудовской Аравии носит высокий титул хранителя двух святынь, двух священных мечетей в Мекке и Медине. Таким образом, он имеет самое непосредственное отношение к религии, как, например, носивший официальный статус защитника веры монарх Британской империи или даже главы Церкви — в Российской империи.

Стоит указать, что 8 октября на встрече с представителями российских СМИ глава МИД Саудовской Аравии также заявил об усилиях его страны в борьбе с нетрадиционным и радикальным исламом: «Мы не позволим никому распространять идеологию ненависти, финансировать эту идеологию или терроризм. Мы очень строги в этом отношении: мы отстранили несколько тысяч имамов из мечетей за экстремизм, мы модернизируем нашу систему образования, чтобы исключить возможность неверного понимания текстов».

Проблема эта вполне реальна: не так давно достоянием гласности стало похищение с последующим требованием огромного выкупа членов королевской саудовской семьи представителями действующих в Сирии бандформирований. Внутри королевства также не всё спокойно: каждый год вскрываются террористические заговоры исламистов, опирающиеся на проповеди радикальных имамов в мечетях. Если раньше казалось, что радикалы могут стать удобным инструментом для смены режимов в других странах (от Афганистана до Сирии), то затем террористы стали угрозой и для династии Ас-Саудов.

Интересны и акценты в отношении встречи, расставленные саудовской стороной. Само сообщение о ней в подаче официального Saudi Press Agency (SPA) звучит так: «Хранитель двух исламских святынь принял Верховного муфтия России, главу ЦДУМ и нескольких видных российских мусульманских деятелей». В свою очередь, «от имени исламских деятелей России по праву старшинства» единственную речь произнёс именно Талгат Таджуддин, сидевший рядом с королём. Именно лидера этого федерального исламского объединения хранитель двух святынь признал равноправной стороной в диалоге.

Стоит отметить, что таджуддиновское ЦДУМ хотя и старейший муфтият, но не является аналогичным РПЦ монополистом в своей духовной сфере. В европейской и азиатской части России также с 1994 года действует ДУМ РФ Равиля Гайнутдина. Примечательно, что накануне приезда короля в Москву муфтий Гайнутдин дал интервью Первому информационному телеканалу Саудовской Аравии, где представился лидером российских мусульман. Очевидно, он также претендовал на то, чтобы представлять умму России на встрече с королём. Почему этого не случилось?

Бывший в 2013–2016 годах первым заместителем муфтия Татарстана Рустам Батров, ныне близкий к Гайнутдину, обрушился 8 октября в «Фейсбуке» с резкими упреками на саудовского короля: «Посещение т.н. служителем двух святынь и по совместительству королём КСА МГИМО и непосещение им единоверцев в мечети красноречиво говорит о приоритетах саудийского короля. Нам чётко дали понять: мы в его приоритеты не входим. Единственным из российских муфтиев, кто в этой ситуации публичного плевка встал на защиту чести и достоинства российских мусульман, оказался Равиль Гайнутдин, который в ответ отказался принимать участие в приёме короля, устроенном им в субботу отдельно для муфтиев. Остальные же поехали с ним фоткаться. Причём поехали именно те, кто год назад принимал «грозненскую фетву». Как говорится, и смех, и грех».

В последнем моменте и может содержаться разгадка. Напомним, что на прошедшей 25–27 августа 2016 года в Грозном Всемирной исламской конференцией была принята фетва (богословское заключение) с осуждением исламских радикалов (ИГИЛ, салафитов или ваххабитов, «Хизб ут-Тахрир», «Братьев-мусульман») и обращение к президенту России с призывом вести с ними жёсткую борьбу. После этого муфтий Гайнутдин и сопредседатель СМР саратовский муфтий Мукаддас Бибарсов обрушились с критикой на «грозненскую фетву», пытаясь под разными предлогами убедить всех в её нелегитимности и ненужности её выполнять. Это вызвало резкий ответ муфтия Чечни в адрес Гайнутдина: «Невольно создаётся впечатление, что вы и возглавляемый вами Совет муфтиев России занимаетесь потворством радикализму и ваххабизму в нашей стране».

В Саудовской Аравии это скорее всего заметили. И сделали выводы, только иные, нежели на которые намекает Батров и другие противники «грозненской фетвы». В этом созданном некогда ваххабитами королевстве наметились заметные изменения в вероучении — в июле 2016 года вице-спикер Консультативного совета королевства Мухаммад аль-Жефри заявил в Европарламенте: «Религиозных ценностей, которые принято называть ваххабизмом, у нас в стране нет». А в конце того же года в Саудовской Аравии впервые провели на государственном уровне Мавлид, рождество пророка Мухаммеда, — праздник, который салафиты резко отвергают как «нововведение». И защищать ваххабизм в России, как это было в 1990–2000-е годы, обжегшиеся на нём у себя дома арабы больше не намерены.

По неподтверждённой информации, во время визита короля муфтий Гайнутдин настаивал на личной встрече с ним, но получил отказ. В свою очередь, нежелание саудовского короля посещать главную мечеть России могло быть связано именно с её принадлежностью к Гайнутдину и нежеланием монарха встречаться с этим муфтием.

Таким образом, саудовская сторона сделала ставку на диалог исключительно с муфтиями, ранее показавшими себя последовательными борцами с исламским радикализмом. Для нашей страны, регулярно сталкивающейся с его проявлениями и на Северном Кавказе, и в Поволжье, и в Сибири, и в Москве, такая позиция хранителя двух святынь может стать достаточно ценным подспорьем в идеологической борьбе с терроризмом.

с
Tags: Политическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments