aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Куда уплыл дальневосточный лосось?



ОТ ИЗОБИЛИЯ К КАТАСТРОФЕ?

Лососевая путина 2017 года стала для Сахалина худшей за четверть века. Падение 2015 года, когда путину признали провальной при объемах вылова в 100 тыс. тонн, стало для многих неприятным откровением.

Но, как оказалось, это было еще не дно. По данным агентства по рыболовству Сахалинской области, в текущем году рыбаки Сахалина и Курил выловили 49,33 тыс. тонн лососевых. В 2009 году добыча достигала 250 тыс. тонн. Падение более чем в пять раз!

За восемь лет Сахалин прошел успешный путь от изобилия рыбных ресурсов до фактического их истребления. Хотя ученые и экологи давно говорили, что изобилие рыбы связано не с щедростью природы, а с непомерными аппетитами рыбопромышленников. В результате сахалинцы остались без рыбы, а рыбная отрасль несет большие убытки.


ОТ САХАЛИНА ДО ХАБАРОВСКА?

Инициативные граждане Южно-Сахалинска вышли на согласованный митинг «За реки, за рыбу, за будущее Сахалина!». Они собирают подписи под обращением к президенту Путину о запрете промышленного лова тихоокеанских лососей, требуют ограничить длину ставного невода и предпринять жесткие меры по борьбе с браконьерством.

По мнению жителей Сахалина, борьба с браконьерством фактически не ведется. По данным врио руководителя Сахалино-Курильского теруправления Росрыболовства Самира Кулиева, штатная численность сотрудников составляет 118 человек, а фактически на территории всей области работают 65-70 человек. И это на 66 тысяч рек и 17 тысяч озер!

В других областях Дальнего Востока дела с охраной рыбных ресурсов обстоят не лучше. Для решения проблемы браконьерства сахалинцы предлагают втрое увеличить численность инспекторов рыбоохраны и поднять им зарплату с 25 тыс. до 75 тыс., обновить матчасть, разработать программу, исключающую скупку нелегальной рыбы, и усилить уголовную ответственность за браконьерство.



В Хабаровске также прошел митинг против массового вылова кеты и горбуши в реке Амур. Местные рыбаки бьют тревогу - восполнить популяцию красной рыбы не удается, несмотря на то что ежегодно рыбоводные заводы выпускают сотни миллионов мальков.

Например, рыбоводный завод в селе Гурском четыре года назад выпустил в Амур 8 млн мальков кеты, но заготовительные каналы и бассейны для заготовки икринок стоят пустые. Причина - амурские лиманы перегорожены сетями. О каком полноценном нересте и нормальном воспроизводстве рыбы может идти речь?

ГЛОБАЛЬНОЕ ПОТЕПЛЕНИЕ ВСЕ СПИШЕТ

Сахалинские ученые объясняют исчезновение рыбы изменением климата и природными катаклизмами.

Представитель Сахалинского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (СахНИРО), доктор биологических наук Александр Каев на специальной пресс-конференции заявил, что «ученые всего мира связывают тенденции изменения численности лососевых с глобальным потеплением. Первыми об этом заявили японские специалисты. Еще в 2006 году они говорили, что идет глобальное потепление и запасы кеты будут снижаться на юге Японии, а возрастать в России».

По его словам, мощнейшие штормы - это основная причина исчезновения горбуши на Итурупе и юго-востоке острова. Доктор биологических наук считает, что проблему можно решить с помощью заводского разведения рыбы.

С этой позицией не согласны многие специалисты. Причин кризиса много, и их нельзя списать на глобальные изменения климата.

- Изменения численности лососевых в первую очередь связаны с нерациональным ловом, а уже потом с изменением климата, - считает старший советник программы по устойчивому морскому рыболовству WWF России Константин Згуровский. - Сейчас популярно мнение, что рыбоводные заводы помогут справиться с этой проблемой, и приводят в пример Японию, которая серьезно вложилась в это направление. Но проблема в том, что заводы и у японцев стоят пустые. По сути, это напоминает ситуацию, когда человек сломал ногу, его не лечат, а дают вместо этого инвалидную коляску.

По мнению биолога Александра Шубина, самое серьезное снижение численности рыбы произошло именно в центрах ее разведения. Он считает, что эффективность искусственного разведения не так высока, как принято считать, и ниже уровня естественного воспроизводства. Парадокс заключается в том, что регион за деньги получает то, что имел бы даром, если бы проводил грамотную производственную политику.

Да и экономически выгоднее рационально организовать лов дикой рыбы, чем потом долгие годы пытаться восстановить то, что было дано природой. Информация к размышлению: себестоимость одного малька уже достигает семи долларов.

НЕУПРАВЛЯЕМЫЙ ПРОЦЕСС?

Дальневосточная рыба - федеральный ресурс, и до 2008 года управление ее промыслом осуществлялось из Москвы. Тогда федеральные власти передали часть функций по управлению промыслом в регионы, где были созданы комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб. Эти комиссии стали решать, где и сколько можно ловить, определять сроки путины.

- Проблема в том, что в составе комиссий нет специалистов по биологии и экологии лососевых рыб, - считает Константин Згуровский. - Зато промышленники представлены в полной мере. Они и лоббируют избыточный лов. Фактически лов рыбы превратился в неуправляемый процесс.

В результате действий этих комиссий на побережье региона удвоилось количество ставных неводов. Длина неводов выросла втрое. Открывать путины стали намного раньше хода лососевых.

КАМЧАТСКАЯ АНОМАЛИЯ И КИЖУЧ-ЗАМОРЫШ

Общий вылов тихоокеанских лососей в Дальневосточном бассейне составил 345 тыс. тонн. Основной объем освоен на Камчатке, где добыли 241,4 тыс. тонн тихоокеанских лососей, что почти на 50 тонн больше, чем в прошлом году.

Камчатские рекордные уловы - это лучший результат на Дальнем Востоке. Но с чем связан этот наплыв красной рыбы? С тем, что она действительно уходит на север, или с увеличением промысла? Скорее всего, причина в варварской добыче рыбы, которая аукнется Камчатке через несколько лет.

Первый звоночек уже прозвучал. Очевидцы рассказывают, что на западном побережье Камчатки в море и реках было выставлено столько жаберных сетей, что в финальный день чемпионата Камчатки по рыболовному спорту на реке Большой удалось выловить лишь кижуча-заморыша весом 1,3 кг. Обычный вес кижуча начинается от 3 кг. Крупная рыба попросту не смогла преодолеть частокол сетей от устья реки Большой до места соревнований.

Браконьеры и рыбопромышленники Камчатского края, как и их коллеги на Сахалине, перешли на более легкую и экономически выгодную рыбалку жаберными сетями. Они выставляют на своих участках двухкилометровые тройные ряды «стен смерти». Тема «стен смерти» уже достигла стен камчатского правительства, где губернатор Владимир Илюхин признал, что «необходимо проработать предложения по внесению изменений в правила рыболовства в части ограничения использования жаберных сетей на определенных территориях и подзонах».

с


Tags: Преступное, Природное, Экономическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments