aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Слабое звено Центральной Азии: откуда ждать ИГ в регионе


Остатки отрядов ИГ, разбитых в Сирии и Ираке, перемещаются в Афганистан — об этом заявляют российский МИД и ОДКБ. Китай строит на своих восточных границах новую "Великую стену" для защиты от проникновения экстремизма, сепаратизма и терроризма.

Одно из направлений дальнейшего продвижения отрядов и эмиссаров ИГ из Афганистана — страны Центральной Азии. Через какое государство ринутся террористы в этот регион и как это отразится на безопасности других стран, разбирался Sputnik Узбекистан.

На пути всемирного халифата

Уже сейчас спецслужбам стран региона удается выявлять и нейтрализовать террористов — например, МВД Таджикистана в 2017 году предотвратило 16 терактов на территории страны.

Кроме того, таджикистанские правоохранители передали оперативную информацию коллегам из России, Китая, Узбекистана, Казахстана и Украины. На ее основе спецслужбы стран-партнеров предотвратили десять терактов. Помимо борьбы с врагом внутренним, странам Центральной Азии приходится укреплять границы и усиливать мощь национальных армий — как показал опыт Ирака и Сирии, сегодня экстремистские организации пытаются добиться своего не только руками одиночек-смертников, но и полноценными боевыми отрядами с бронетехникой, артиллерией и квазиавиацией из дронов.

На одном лишь Афганистане ИГ останавливаться не намерено, ведь, как заявляют идеологи и основатели этой группировки, их цель — построение всемирного "халифата". Вариантов продвижения из Афганистана у них немного: пограничные Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан. Расположенные севернее Казахстан и Кыргызстан, которым повезло не иметь общей границы с беспокойным Афганистаном, для боевиков, скорее, источник кадров.



Границы и договоры

В самом выигрышном положении находится Узбекистан: граница с Афганистаном больше похожа на крепостные укрепления, чем на "нейтральную полосу". Перейти на сторону соседней страны можно только через единственный мост Хайрабад.

Узбекская армия к тому же является сильнейшей в регионе. Сейчас страна занялась перевооружением войск — заключен договор о военно-техническом сотрудничестве с Россией, рассматривается возможность закупки современных бронетранспортеров в Казахстане, начата разработка законодательства для создания собственного военно-промышленного комплекса.

К тому же между Ташкентом и Москвой заключен договор о стратегическом союзничестве — и, в случае эскалации ситуации в стране, российская армия сможет прийти на помощь.

Сложнее ситуация в Таджикистане: армия этой республики значительно слабее, граница с Афганистаном гораздо более протяженная, а укреплений на ней меньше. Зачастую именно Таджикистан называется самой перспективной целью "Талибана" и ИГ.

Однако в республике размещены российские войска — 201-я военная база. К тому же Таджикистан — полноправный член ОДКБ, а это значит, что своевременно прибыть на помощь в случае крупного вторжения или обострения ситуации смогут подразделения Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ. Поэтому изначальная "привлекательность" Таджикистана как цели для вторжения оказывается призрачной.

Сложнее всего обстоит дело с Туркменистаном.

Согласно отчету The Military Balance — 2017, вооруженные силы страны находятся не в лучшем состоянии из-за слабой подготовки личного состава, плохого снаряжения и сохраняющейся советской доктрины ведения боевых действий.

По неофициальным данным, из Туркменистана в ИГ уехало несколько сотен человек, а в стране периодически предотвращаются теракты, которые готовят сторонники радикальных исламистских идей.

Из-за закрытости официального Ашхабада в СМИ появляется крайне мало подтвержденной информации о ситуации внутри страны, однако падение цен на энергоносители и последовавшая отмена социальных льгот косвенно указывают на падение уровня жизни.

Туркменистан привлекает исламистов еще и своим выгодным географическим положением, имея границы с Ираном, Узбекистаном и Казахстаном. Для Тегерана, давнего врага ИГ, появление еще одного фронта значительно осложнит стратегическую ситуацию. У Казахстана и Узбекистана в случае обострения ситуации на этом направлении появится новая "точка соприкосновения" с очагом нестабильности, что потребует напряжения сил.

С учетом этих внутренних и внешних факторов

В итоге же слабая армия, упавший уровень жизни населения, отсутствие военных союзников и выгодное стратегическое расположение делают именно из Туркменистана слабое звено Центральной Азии, и сейчас Ашхабаду придется приложить немало сил и ресурсов для укрепления собственной безопасности.

с
Tags: Военное, Политическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments