aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Category:

Детские сады в дореволюционной России. Часть 2




Приют-Ясли являлись самым популярным учреждением из тех, что были в ведении городских попечительств, у неимущих классов. Целью создания таких приютов было оказание помощи малолетним детям, остававшимся на весь день без надлежащего присмотра у матерей - фабричных работниц или поденщиц, с утра до вечера из-за работы отсутствовавших дома. Такие приюты-ясли были открыты с 6-7 часов утра до 7-8 часов вечера ежедневно, кроме праздников. Помимо собственно приюта, дети также получали в них пищу и одежду, дети были под постоянным присмотром дежурных сотрудниц, а иногда и особой смотрительницы.

Кроме того, преследовалась цель хотя бы в течение дня изолировать детей от вредного влияния окружающей их среды, их религиозное и нравственное воспитание. В одних городских попечительствах было два отделения: одно для младших детей до шести лет, а другое для детей от шести до девяти ( в некоторых даже до десяти) лет. В других же попечительствах эти отделения были самостоятельными учреждениями:  ясли и дневной приют (детский сад).

Режим дня в яслях попечительства 1-ого участка Хамовнического части, фабричного района выглядел следующим образом: Грудничков туда приносили к шести утра, детей постарше приводили к 8 часам утра. Детей постарше кормили четыре раза в день: завтрак, обед, полдник после дневного сна и ужин. На завтрак была каша, в обед - суп и каша, на ужин опять-таки суп и каша, а в полдник - чай с молоком и белым хлебом. Матери приходили в ясли кормить грудничков два раза в день, кроме того грудных детей в яслях подкармливали молоком и кашею. Матери забирали детей чуть позже 7 часов вечера. С утра детей умывали и переодевали, повторно их переодевали еще в 7 часов вечера. Детей постарше мыли один раз в неделю, летом - два раза. Детей постарше выгуливали два раза в день на Девичьем поле: утром полтора часа и вечером: с 4 часов до половины седьмого. Опять-таки более старших детей полчаса в день чем-нибудь занимали - учили вязать, шить, рисовать, заставляли их выучивать короткие молитвы. За детьми осуществлялся медицинский надзор со стороны врача и студента-медика. Заведовала яслями комиссия из сотрудниц.




Омск. Детский сад около Тобольской улицы. Дореволюционная открытка
Кинешма. Земство. Ясли, Дети за обедом. Дореволюционная открытка
Село Каменное. Тверская Губерния,  Ясли и рукодельная мастерская. Дореволюционная открытка.
Детский Приют-Ясли,  Арбузово-Баранского отдела "Казанского общества трезвости" (Казанская губерния), из журнала: "Деятель" (г. Казань).  1903 год, № 8 (август).
Дети Хитрового рынка в приюте-яслях попечительства 2 и 3 участков Мясницкой части. Фотография из книги И.Ф.Горностаева "Дети рабочих и городские попечительства о бедных в Москве",  1900-го года издания.



Из главы "Детский сад и основы его организации",  книга "В помощь семье и школе", издания педагогической академии " Воспитание в семье и школе" , Москва, 1911 год.

Идея детского сада была востребована, конечно, в основном при заводах, для детей рабочих.

Показателен пример призрения рабочих и их детей в российской провинции,  русских предпринимателей в Ивановской области ( до революции Костромской губернии ) - городе Вичуги, образовавшегося из нескольких сёл, в том числе деревни Бонячки.

Город Вичуга является местом зарождения в XIX веке крупных купеческо-промышленных династий (вичугских фабрикантов) Коноваловых, Разорёновых, Миндовских, Морокиных, Пелёвиных. В результате их деятельности в XIX — начале XX века была создана крупная промышленность в городе Вичуге и районе, в Кинешме, в Наволоках, в Заволжске, в Юрьевце.
Посёлок "Сашино" для рабочих фабрик Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П.
1910-е гг.
План здания Детского Сада (1-ый этаж) в с.Бонячки из юбилейного издания Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с Сыном (М., 1912)
План здания Детского Сада (2-ый этаж) в с.Бонячки из юбилейного издания Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с Сыном (М., 1912)
                             Ясли И.А. Конвалова в с.Бонячки, Костромской Губернии.
Посёлок "Серёжино" в с. Бонячки, Особняки для медперсонала у строящейся больницы и служащих фабрики "Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном". Фото 1910-е гг.
Главный больничный корпус при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Архитекторы Адамович В.Д. и Жолтовский И.В. Фото Павлова П.П. 1910-е гг.
Родильный приют при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном.
Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Архитекторы Адамович В.Д. и Жолтовский И.В. Фото Павлова П.П. 1910-е гг.


Электролечебный кабинет в больнице при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном
Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П.
1910-е гг.

















Операционная в больнице при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П.
1910-е гг.
Общий вид больницы, родильного приюта и корпуса для врачей при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Архитекторы Адамович В.Д. и Жолтовский И.В. Фото Павлова
П.П. 1910-е гг.
Дом особняк для старших служащих фабрики. с. Бонячки. 1910-е гг.
Убежище имени А.П.Коновалова для хроников и престарелых рабочих при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П. 1910-е гг.
Школа (старшее отделение) при фабриках Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном. Село Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии. Фото Павлова П.П. 1910-е гг.

Вопреки мифу, навязываемому нам в годы советской власти, забота о рабочих, соответственно и о их детях, находилась в интересах владельцев заводов,  и, если попытаться в целом оценить систему попечения о детях, существовавшую до реформы 1861 г. на нижнетагильских заводах, можно определенно сказать о том, что она оказывала существенную помощь семьям мастеровых и малообеспеченных родителей. Воспитание и начальное образование в приютах дети получали совершенно бесплатно на деньги заводовладельцев. Бесплатным для детей было и питание, и снабжение приютским платьем.

Из статьи Людмилы Александровны Дашкевич, кандидата исторических наук, заместителя директора Свердловского областного краеведческого музея, г. Екатеринбург:

Первый приют для детей был создан Анатолием Николаевичем Демидовым при доме трудолюбия. Дом оказывал помощь малоимущим женщинам, желающим каким-то образом заработать себе средства на жизнь. Женщины получали здесь заказы на работу, необходимые инструменты и материалы. Попечитель Демидовского дома И.Д. Чертков очень скоро заметил, что "семейных тружениц" часто отвлекает от работы необходимость заботы о малолетних детях, оставшихся дома без присмотра. Он обратился с просьбой к А.Н. Демидову о создании в Доме трудолюбия дневного убежища для детей. Это убежище и получило название приют, детские комнаты. Впервые они открылись 15 мая 1837 г. Находилось в них 6 мальчиков и 11 девочек.

Популярность первого в истории России детского сада была настолько велика, что уже через год после его открытия, в 1838 г., правительство учредило особый Комитет главного попечительства детских приютов. Руководила комитетом сама императрица Александра Федоровна. Комитет подготовил специальное Положение о работе детских приютов. 27 декабря 1839 г. оно было высочайше утверждено. Согласно этому Положению, приюты в России должны были создаваться в основном на средства общественной и частной благотворительности. Государство наблюдало лишь за учебным процессом и нравственным воспитанием детей в них. Комитет обратился к провинциальным властям с призывом помочь бедным детям и их родителям.

Этот призыв нашел широкий отклик в уральских губерниях. Первым детским приютом на Урале стал Уфимский губернский детский приют, открывшийся 21 апреля 1849 г. Вторым в этом списке детских учреждений стал Авроринский приют в Нижнем Тагиле.

Торжественное открытие нижнетагильского приюта состоялось 31 июля 1849 г. в присутствии заводовладелицы Авроры Карловны Демидовой-Карамзиной и ее супруга Андрея Николаевича Карамзина. Аврора Демидова предписала принимать в приют детей рабочих Нижнетагильского горного округа в возрасте от 1 до 8 лет. В приюте дети должны были находиться в дневное время, пока их родители заняты работой. Здесь они получали полное содержание за счет заводовладельцев: детей одевали в особое платье, несколько раз в день кормили, давали начальное образование. Ограничений по численности детей в приюте не существовало, принимали там «всех желающих помещать детей» .

Авроринский приют стал образцом для создания подобных учреждений в других населенных пунктах демидовского Нижнетагильского округа. В течение 1849 г., помимо Авроринского приюта, подобные учреждения были открыты в селе Воскресенском и в деревне Никольской. Очень быстро эти учреждения завоевали популярность у заводского населения. «Родители отдают детей в приюты с охотою, - писал управляющий нижнетагильскими заводами в 1850 г., - число их изменяется ежедневно, смотря по времени года, иногда бывает в одном приюте детей до 150 человек в день, средним же числом каждодневно призревается в каждом приюте от 50 до 70 человек». Численность детей в приютах обычно увеличивалась в зимнее время. Летом родители предпочитали оставлять детей дома для помощи на огородах, сбора грибов и ягод. Администрация разрешала принимать в приюты детей не только из тех поселков, где эти учреждения располагались, но и из окрестных деревень. Некоторых детей доставляли сюда из деревень и поселков за 3-4 версты. Преодолевать столь длинное расстояние каждый день детям было трудно, поэтому им разрешалось ночевать в приюте и, соответственно, получать дополнительное питание.

В 1850 г. управляющий нижнетагильскими заводами Д.В. Белов попытался доказать главному управлению пользу создания в Нижнетагильском округе еще четырех приютов: при Нижне-Салдинском, Висимо-Уткинском, Висимо-Шайтанском и Черноисточинском заводах. Заводовладельцы ограничились, однако, дополнительным открытием еще одного приюта в Нижнем Тагиле. 8 октября 1853 г., в день посещения нижнетагильских заводов Андреем Николаевичем Карамзиным, здесь начал работу Павловский приют, названный в честь владельца заводов Павла Павловича Демидова. Несмотря на ограничение в Положении о нижнетагильских приютах возраста их воспитанников в границах от одного до восьми лет, принимались туда дети и постарше.

Для руководства нижнетагильскими детскими учреждениями Аврора Демидова пригласила из Петербурга смотрительницу, имевшую опыт работы в детских приютах - Агнесу Самойловну Кригнер. Директриса приютов получила весьма неплохое по тем временам жалованье – 52 рубля 50 копеек ассигнациями в месяц (630 рублей в год). Штат заводских и сельских приютов включал, в зависимости от числа воспитанников, от 3 до 5 человек служащих (надзирательница с помощницей, нянька, стряпка, прачка и дворник). Жалованье служащих составляло от 7 до 17 рублей 50 копеек ассигнациями в месяц. Столь немногочисленная прислуга не имела, конечно, достаточно сил для присмотра за детьми, численность которых в приютах постоянно росла. В 1855 г., после многочисленных просьб попечителя учебных и богоугодных заведений нижнетагильских заводов Леона Андреевича Вейера, заводоуправление разрешило увеличивать штат приютских служащих в те месяцы, когда численность детей превышала 100 человек.

Общие расходы на содержание каждого ребенка в Нижнетагильских приютах составляли 20-30 рублей ассигнациями в год . На эти деньги дети получали не только одежду и обычную пищу. Судя по ордерам для магазейщиков, в праздники питомцы приютов имели на столе и пряники, и орехи. При Авроринском приюте содержалось две коровы, поэтому у детей всегда было свежее молоко. Руководство приютов следило за состоянием здоровья воспитанников. В 1856 г. Л.А. Вейер обратил внимание на то, что в деревенские приюты часто приходили дети, больные чахоткой. Обнаружив это, он запретил дальнейший прием таких детей и попросил заводоуправление еженедельно направлять в деревни лекарского ученика для профилактического осмотра жителей и лечения «этой заразительной болезни». В 1862 г. было запрещено принимать в приюты детей без предохранительных прививок оспы. Поддерживались в приютах вполне обоснованные требования чистоты и гигиены. В 1856 г., например, попечитель учебных и богоугодных заведений Нижнетагильского округа Л.А. Вейер получил строгое назидание от управляющего заводами П.Н. Шиленкова, который обнаружил грязь и неопрятность воспитанников в приюте села Никольского. «Я вошел в то время, - сообщает П.Н. Шиленков, - когда дети кушали. Чрезвычайно неприятное чувство овладело мною при взгляде на эту толпу грязных мальчиков и девочек, не одетых даже в однообразное приютское платье и шумно суетившихся за столом без всякого приличия или почтительности к посетителю» . После этой проверки смотрительница Никольского приюта была уволена.

Главной целью деятельности своих приютов Демидовы считали нравственное развитие детей, воспитание у них чувства благодарности к своим благодетелям за их отеческое попечение. Обучались дети по специальной программе для приютов, главным предметом в которой был закон Божий. Помимо этого, они познавали в приютской школе основы грамматики, их учили читать и писать, а также обучали навыкам разных рукоделий, необходимых в домашнем быту.

В 1853 г. владелица нижнетагильских заводов Аврора Карловна Демидова-Карамзина решила создать при нижнетагильском приюте специальное закрытое заведение для призрения сирот и незаконнорожденных подкинутых младенцев – сиротский дом. Попечение и полное содержание за счет заводовладельцев в сиротском доме, согласно его уставу, обеспечивалось не только сиротам и покинутым детям, но и детям неимущих родителей, овдовевших отцов или матерей. По решению администрации или заводовладельцев туда могли поступить также дети родителей «слабого поведения и с порочными наклонностями». Выдача пособия матерям и воспитателям незаконнорожденных младенцев с открытием сиротского дома прекратилась. В 1855 г. численность воспитанников сиротского дома составляла 35 человек. Численность же детей, приходящих в приют для дневного присмотра, превышала 100 человек.

После отмены крепостного права численность детей в нижнетагильских приютах возросла вдвое. Многие мастеровые и крестьяне, лишенные заводской работы, пытались с помощью господских приютов решить свои семейные и финансовые проблемы. Для того, чтобы избежать излишних расходов, заводоуправление вынуждено было запретить жителям, не работающим в Нижнетагильском округе, пользоваться приютами. Перед приемом в приют детей обязали показывать надзирательнице ярлык о принадлежности их родителей к заводской работе. Ярлыки эти проверялись и утверждались заводской конторой каждые три месяца.

Если попытаться в целом оценить систему попечения о детях, существовавшую до реформы 1861 г. на нижнетагильских заводах, можно определенно сказать о том, что она оказывала существенную помощь семьям мастеровых и малообеспеченных родителей. Воспитание и начальное образование в приютах дети получали совершенно бесплатно на деньги заводовладельцев. Бесплатным для детей было и питание, и снабжение приютским платьем.

Часть 1 - здесь

с


Tags: Историческое, Образовательное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments