aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Categories:

За право оставаться русскими - Храм на линии фронта

1
Отец Николай, настоятель Тихоновского храма в Зайцево, получил благословение владыки на службу в этом храме весной 2014 года, так что всю войну находится здесь, на линии огня.

Московский поэт и журналист Алексей Полубота завершил работу над документальным фильмом «Зайцево. Храм на линии фронта». Поселок Зайцево на окраине Горловки — одна из «серых зон», постоянно подвергающихся обстрелам украинских войск.

«С 2014 года я видел разрушенные снарядами украинских карателей православные храмы в Донбассе. Местные жители практически в каждом случае были уверены, что по православным святыням стреляли целенаправленно. По подсчётам Андрея Пургина, было уничтожено или частично разрушено порядка 80 православных храмов Донбасса. При этом во многих храмах службы не прекращались в самые страшные дни 2014 года, когда из Донбасса уехала большая часть жителей. Мне, конечно, захотелось рассказать об этом незаметном подвиге, который совершают верующие — как священники, так и прихожане, — молятся в своём храме, несмотря на опасность погибнуть в нём», — говорит Алексей Полубота.



Молиться, несмотря на опасность погибнуть: «Зайцево. Храм на линии фронта» - незаметный подвиг прихожан Тихоновской церкви

Священники в Донбассе не раз свидетельствовали о том, что православные храмы сознательно обстреливаются украинскими войсками. Так, деревянный Благовещенский храм в Горловке сгорел после прямого попадания во время артиллерийского обстрела 7 августа 2014 года.

Журналист отмечает, что сначала писал статьи на эту тему, но в наше время больше внимания к «картинке», чем к печатному слову. Так появилась идея сделать серию фильмов о православных храмах Донбасса, чтобы расширить аудиторию и донести правду о происходящем в Донбассе до как можно большего количества людей.

«В Зайцево я был трижды. В феврале этого года мы целенаправленно приехали снимать фильм. Вообще как журналисты мы должны были иметь бронежилеты, каски, но всё получилось спонтанно. Средств защиты при нас не было, и мы решили, что так должно быть — мы должны рисковать наравне с теми, кого снимаем. Часть съёмок проходила в так называемой «красной зоне», которая не только обстреливается из орудий, но и находится в зоне постоянного прицела украинских снайперов. Во время нашего пребывания в окрестностях Зайцево то и дело вспыхивали стрелковые перестрелки, а буквально через пару часов после нашего отъезда посёлок подвергся очередному артобстрелу», — вспоминает Алексей Полубота.

Молиться, несмотря на опасность погибнуть: «Зайцево. Храм на линии фронта» - незаметный подвиг прихожан Тихоновской церкви

«Какой смысл в этом аду находиться?»

По словам журналиста, фильм появился благодаря смелости операторов — Сармата Горловки и Ольги Блюминой. В то же время, были местные операторы, которые отказались ехать в Зайцево. В Донбассе сейчас есть чёткое разделение на относительно безопасные зоны в центрах больших городов и на прифронтовые зоны, где люди воспринимают войну чуть ли не как быт, ежедневное явление. Об этом поэт Алексей Полубота написал стихотворение:

Война давно здесь стала горьким бытом (Алексей Полубота)

Война давно здесь стала горьким бытом.
Простым и страшным, как глаза собаки,
что потеряла навсегда хозяев,
но сторожит родное пепелище.

И как осколки, что хранят на память
родители счастливого ребёнка,
поскольку был он не убит, а ранен
вот этим раскуроченным железом.

Война вошла в подкорку поколенья,
младого племени, что ждало лучшей доли,
но раз уж так случилось, то любимых
ждут с фронта, как с рискованной работы.

Ночами жёны шепчут заклинанья:
"Война, подохни, выживи, мой милый".

Молиться, несмотря на опасность погибнуть: «Зайцево. Храм на линии фронта» - незаметный подвиг прихожан Тихоновской церкви

Поселок Зайцево стал одним из главных напоминаний о проблеме буферных зон.

«В этой проблеме можно поменять только одно — проамериканский режим в Киеве. Пока он существует, где бы ни находилась линия фронта, везде украинские войска будут провоцировать обстрелами защитников Донбасса, вызывая на «ответку». Я не раз в статьях проводил одну мысль: если пока нет возможности освободить весь Донбасс, то необходимо хотя бы отогнать войну в степь — туда, где плотность населения не такая, как в пригородах Горловки, Донецка, Макеевки», — считает Алексей Полубота.

Алексей Полубота рассказывает о наиболее запомнившихся случаях во время поездок в Горловку и Зайцево. Привезли гуманитарку женщине, инвалиду-колясочнику. У неё окна заложены кирпичами, дом постоянно трясёт под обстрелами. Пенсия — что-то около 2 тысяч рублей при почти московских ценах на продукты. А она улыбается светло и ждёт перемен к лучшему от жизни…

«В Зайцево я познакомился с Викторией Витальевной Шеиной. Она вдова погибшего солдата Андрея Ивановича Шеина. Оба сына их воюют сейчас. Андрей Иванович, бывший шахтёр, с первого дня ушёл воевать. Погиб в звании гвардии майора 11 июня 2016 года, не дожив одного дня до 50 лет. По словам вдовы, спешил спрятать в укрытие (в окопы) своих подчинённых, молодых солдат, а сам не успел. Вдова рассказывает, как однажды он лично отстоял школу №15 в Зайцево, когда наёмники готовы были её захватить.

В 14-м году был на встрече с детьми из местного Дворца культуры и пообещал им, что не сдаст Никитовку (пригород Горловки). В школе № 42 Горловки ему открыли мемориальную доску. До войны он был тем человеком, который организовал в Никитовке ДНД. Район там глухой, неспокойный был… В последнее время много стали говорить: непонятная война. Но говорят больше не те, кто встал на защиту Донбасса в 2014-м. А много людей прекрасно помнит, за что они воевали и что защищают сейчас — право оставаться русскими по ментальности людьми», — завершает Алексей Полубота.

Tags: Военное, Духовное, Патриотическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments