aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Categories:

Как трагедия "Норд-Оста" остаётся инструментом в руках русофобов

0



Семнадцать лет назад, 23 октября 2002 года, более 40 террористов под руководством боевика Мовсара Бараева проникли в здание Театрального центра на Дубровке в Москве во время второго акта мюзикла «Норд-Ост» и согнали всех присутствующих в здании (916 человек) в зрительный зал, который потом заминировали.

За три дня, что люди томились взаперти, боевики потребовали вывести войска с территории Чеченской республики и вызвали на переговоры в захваченное здание нескольких российских политиков, деятелей культуры, журналистов и общественников. Имена тех, кто не испугался, сумел вывести из здания людей (благодаря переговорщикам за три дня из здания вышли 58 человек) и передать остающимся воду, пищу и лекарства, зазвучали по всему миру.

В течение тех страшных дней с боевиками говорили народный артист Иосиф Кобзон, политики Ирина Хакамада, Григорий Явлинский, Евгений Примаков, депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов, экс-глава Ингушетии Руслан Аушев, врачи Леонид Рошаль, Анвар Эль-Саид и двое медиков из швейцарского «Красного креста», журналисты Анна Политковская, Марк Франкетти, Сергей Дедуха и Андрей Передельский, главный редактор «Литературной газеты» Дмитрий Беловецкий, сын режиссера Станислава Говорухина Сергей.

Многие другие тоже готовы были войти в здание, но террористы называли переговорщиков сами, расправляясь с теми, кто шел самовольно. Так был расстрелян подполковник Константин Васильев — чиновник юстиции, он пошел к террористам сразу, в надежде, что они согласятся оставить его в заложниках вместо кого-то из гражданских. Москвичку Ольгу Романову, предложившую обменять себя на заложников, постигла та же участь.

Штурм начался в ночь на 26 октября, перед этим в здание пустили усыпляющий газ по вентиляционным трубам. Во время операции бойцы спецподразделений «Вымпел» и «Альфа» уничтожили всех находившихся на Дубровке террористов, погибли 130 заложников, в том числе десять детей, более 700 были спасены.

Название спектакля «Норд-Ост» уже 17 лет всплывает в новостном потоке. Вспоминают те дни по-разному: кто-то как жестокий урок, кто-то как личное горе, кто-то как пример человеческого мужества, а кто-то все эти годы пользуется трагедией как инструментом для раскачки ненависти и противоречий.





Юмор по кровавым следам


С 23 по 26 октября 2002 года, когда мир следил за ходом событий в Москве, до международного сообщества и демократической общественности дошла, наконец, простая мысль: «полевые командиры», о которых западному, и не только, зрителю так много рассказывали в героическом ключе, — безжалостные убийцы, оправдывать которых — преступление. В начале событий американский CNN еще называл бараевских бандитов «диссидентами» и «повстанцами», а сутки спустя только террористами и никак иначе, сменилась риторика и многих других западных СМИ.

Тезисы о «своей правде в борьбе против российской агрессии» у боевиков и террористов всех сортов и в России перестали восприниматься так, как того хотели их авторы. Но это вовсе не означало, что недруги замолчали — лишь напрямую оправдывать негодяев и называть их «отчаявшимися борцами за свободу» стало дурным тоном. Вместо этого начали обрушиваться с критикой на силовиков и власть за неидеально продуманную и проведенную операцию по спасению, смешивая имена убийц и тех, кто боролся с ними. Многие делают это до сих пор.

Трагедия переживших «Норд-Ост» стала инструментом в руках русофобов



Слова «хайп» в 2002 году еще не было, но оно лучше всего описывает то, что сделал популярнейший тогда телеведущий, а ныне публицист и вечный оппозиционер Виктор Шендерович в своей программе «Бесплатный сыр». Тогда он обвинил руководство страны в заинтересованности в теракте, подав все под видом «сатиры».

Передача стала просто концентратом тезиса о виновности властей больше террористов и учебником для всех, кто потом начал гнуть ту же линию не только про теракт на Дубровке, но и позже, когда в заложниках оказались дети Беслана.

Упрекам в нежелании переговоров с лидером сепаратистов Масхадовым, шуточкам на тему очередей доноров крови для пострадавших, вранью о «миролюбивом» настрое боевиков — многим низостям нашлось место в том выпуске. Приведем одну цитату:

«Оказалось, например, что никаких расстрелов, которыми нам объясняли применение газа и начало штурма, перед штурмом не было; что последних убитых и раненых еще в два ночи увезла скорая помощь, которую сами бандиты и вызвали, а газ пошел только в пять утра, и никто перед этим не стрелял. И газ шел долго, и боевики знали, что он идет, и времени взорвать здание у них было вагон и маленькая тележка, а они почему-то не взорвали…»

И финальные стихотворные строчки:

«Широка страна родная
Для решительных вождей.
В ней политика большая
Гробит маленьких людей.

Не хотим Масхадова,
Он исчадье адово.
Доползем до ада мы —
Со своими гадами».

Как сказали бы сейчас, сатирик просто «пробил дно». Частый гость и колумнист «Эха Москвы» Шендерович не только не считает неуместным тот юморок, но и до сих пор гордится передачей, охотно рассказывая СМИ, что именно тогда режим якобы назначил его своим врагом.

Трафик на костях

Шендерович-сатирик в своей программе 2002 года задал общий тон — обвиняй власть, раз защищать «повстанцев»-террористов и их право на независимость уже нельзя, подхватили его все так называемые «независимые СМИ». С тех пор каждый год выходят интервью, колонки, программы, посвященные «Норд-Осту», где навязчиво транслируется одно: государство — главный виновник трагедии. Транслируют через выживших заложников и через тех, кто потерял там близких, используя естественное человеческое желание знать всю правду о событии, разделившем жизнь на «до» и «после», даже если это противоречит интересам безопасности государства.

Террористы



Новое время принесло новые веяния — издания чаще начали говорить не о праве людей знать, что на самом деле случилось с их близкими, а о несправедливости в денежном вопросе, допущенной тогда правительством Москвы. Эту тему подняло издание «Такие дела» во вчерашней статье.

«Московское правительство разделило всех заложников на москвичей и остальных. Я помню, что месяца через два после теракта по телевидению вышел фильм, там ведущий говорил: «Сейчас мы пустим список детей погибших заложников «Норд-Оста». Я была уверена, что мой ребенок, которому на тот момент был годик, будет в этом списке, а его там не было. Получается, что как-то они поделили», — цитирует портал жительницу Калининграда Алену Михайлову, потерявшую в теракте мужа, добавляя косвенно, что она не получала московскую прибавку к пенсии по потере кормильца, а если бы получала, было бы легче жить.

Портал «Сноб» высказался о недопустимости покрывать преступников и потребовал суда словами адвоката Игоря Трунова. Под преступниками подразумевают, естественно, не террористов и их сообщников — они давно уже либо мертвы, либо за решеткой, а представителей силовиков и власти.

«Почему случился теракт? Чем занимались правоохранительные органы? Почему они в очередной раз не предотвратили действия боевиков? Преступников в погонах осуждают и сажают в большом количестве. Но теракты почему-то являются табу, даже проверка тут не проводится. Я участвовал в расследовании практически всех крупных террористических актов и заявляю: расследование терактов в нашей стране никогда не доводится до ума».

Ну и многие в очередной раз выступили в своем обычном духе: вступить в переговоры с заказчиком теракта — бандитом Асланом Масхадовым, тогда все были бы живы. Все это сомнительно, учитывая, что к моменту штурма террористы убили уже троих — Константина Васильева, Ольгу Романову, Геннадия Влаха, который прорвался через ограждение в поисках сына — и тяжело ранили Павла Захарова и Татьяну Старкову.

Два года назад, в 15-летие трагедии, было довольно много подобных публикаций. Но особо отметим русский BBC, где вышло интервью с одной из заложниц — гражданкой Казахстана Светланой Губаревой, потерявшей в теракте 13-летнюю дочь и жениха-американца.

Под громким заголовком «Они не хотели нас убивать» издание опубликовало воспоминания женщины, особо выделив и подчеркнув все фразы, указывающие на «человеколюбие» террористов и «бесчеловечность» ликвидировавших их бойцов.

«Я запомнила мальчишку, в моем понимании мальчишку, ему было не больше 15 лет, для которого это вообще было как игра, он с таким восторгом воспринял… Я помню, когда чуть успокоилась, этот мальчишка с упаковкой кока-колы раздавал им воду пить. И Саша попросила тоже пить. Я говорю ему: «Дай бутылочку». Он говорит: «Это только нашим». Я говорю: «Я что тут, по собственному желанию сижу что ли? У меня ребенок хочет пить». Он так на меня посмотрел, но дал все-таки воды», — цитирует издание.

Вот так — «мальчишки», «дали воды». Как будто в 1998 году троих британских граждан — инженеров Granger Telecom — не обезглавили «человеколюбивые борцы за свободу». Но важнее стало уличить «российскую власть», о том случае благополучно забыли, реанимировав редполитику оправдания бандитов, если они действуют против России.

Политика обвинения

Оппозиционные политики и лидеры мнений тоже собирают свою долю внимания на ужасе тех дней. Лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский в 2017 году вспоминал о «Норд-Осте» в Facebook, рассказав, что террористы хотели переговоров и были готовы отпустить людей, если бы они состоялись, но власть пошла «на принцип», пожертвовав жизнью заложников ради уничтожения боевиков.

Трагедия переживших «Норд-Ост» стала инструментом в руках русофобов


Позиция Григория Алексеевича, который в октябре 2002 года проявил мужество и лично говорил с захватчиками, даже удивляет. Но в желании набрать политических очков на «борьбе с режимом», видимо, забыл, что террористам не принято уступать нигде в цивилизованном мире — это индульгенция на будущие теракты.

Бывший депутат Госдумы РФ, а ныне правозащитник и публицист из Лос-Анджелеса Константин Боровой не удивил, отметившись постом на смерть Иосифа Кобзона. Он рассказал о «сентиментальности» певца, который не мог видеть, как страдают дети, но при том напрямую обвинил покойного в дружеских связях с отцами чеченской мафии — якобы именно это позволило ему «безопасно» войти театр.

«Дружба с криминальными авторитетами — тоже проявление индивидуализма. С кем хочу, с тем и дружу. Истории о его участии в криминальной деятельности — глупость. Русскому Синатре это не было нужно. Дружба с разбойниками только для того, чтобы войти в захваченный боевиками «Норд-Ост». Его знакомство с лидерами чеченской мафии гарантировало ему безопасность», — писал Боровой в августе 2018 года.

За некролог с издевкой Борового пусть судит его собственная совесть — по российскому закону за клевету гражданин США не ответит. Но тот факт, что оппозиционный деятель не постеснялся бросить тень на благородный поступок человека только потому, что он не разделял «ненависти к режиму», показателен, так как идет в русле общей тенденции.

Трагедия переживших «Норд-Ост» стала инструментом в руках русофобов



Более молодые Дмитрий Гудков, Алексей Навальный не часто говорят о «Норд-Осте», но если упоминают трагедию, то все в том же ключе — как «преступление режима». Как и Беслан, взрывы в московском и петербургском метро, другие резонансные случаи, где гибли люди — например, пожар в Кемерово. Как бы ни действовала российская власть — ругают ее больше, чем прямых виновников.

Что-то где-то случилось — власть виновата, проглядела, силовики ликвидировали преступников при задержании — чтобы свидетелей своих недоработок не оставить, раскрыли дело и нашли организаторов — подставили невиновных, присудили выжившим и родным погибших компенсации — покупают лояльность и молчание, если вдруг суммы различаются, у кого-то вопросы — ну ясно, чиновники преследуют свой интерес, сэкономить хотят. Иначе не бывает, российская власть у оппозиции всегда виновата, доверять ей нельзя.

Можно было бы и поверить, но теракты и другие происшествия с массовой гибелью людей случаются и в западных странах, где «преступной власти», по версии либеральных лидеров мнений, нет, а есть «свобода слова» и «уважение прав человека». Каждая страна извлекает из подобных случаев уроки, делая все, чтобы избежать повторения. Частности зависят от местной специфики, но один урок усвоили, кажется, все с начала нового века — никакой терпимости и снисхождения к террористам и тем, кто их оправдывает. А свобода слова в России беспрецедентна, раз 17 лет сожалеющие о несостоявшихся переговорах с Масхадовым и обвиняющие в том власть все еще при работе в собственных изданиях.


Tags: Политическое, Сволочное
Subscribe

Posts from This Journal “Сволочное” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments