aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Category:

К 130-летию гибели шхуны "Крейсерок". История, достойная экранизации!

1



Конец XIX века был отмечен экспансией иностранных промышленников (преимущественно английских, американских и японских) на биологические ресурсы русского Дальнего Востока. Основными объектами браконьерского промысла стали северный морской котик и морская выдра калан. В меньшей степени добывались киты и идущий на нерест лосось (японскими рыболовными судами). С одной стороны этот процесс стимулировался большим спросом на мех морского зверя в Европе и Китае; рыбу, китовое мясо и жир — в Японии, с другой — истощением традиционных промысловых районов. В поисках новых районов охотники все чаще вторгались в русские воды.

Быстроходные браконьерские парусно-паровые китобойные и зверобойные шхуны (в отдельные годы до 200 судов), оснащенные гарпунными пушками и ружьями незаконно били китов и морского зверя у берегов Сахалина, Камчатки, Командорских островов, за бесценок скупали меха у туземцев, спаивали их. Основной удар пришелся по дальневосточным популяциям северного морского котика и калана, которые были практически полностью уничтожены. Хотя незаконная добыча зверя в русских водах и приносила хорошую прибыль, наказание за браконьерство было суровым.





“... Но жены Ваши любят мех, есть деньги у них, и вот
Шхуны в морях, запретных для всех, рискуют из года в год.
Японцы, британцы издалека вцепились  Медведю в бока,
Много их, но наглей других - воровская янки рука...”




3


С 1874 г. "наблюдения за соблюдением условий промысла" были поручены русскому военному флоту, который весьма успешно справлялся с этой задачей. Образ "белого русского крейсера", который "свинцом и сталью" насаждал простой и суровый закон: "НЕ СМЕЙТЕ КОТИКОВ СТРЕЛЯТЬ У РУССКИХ КОМАНДОР!” нашел достойное отражение в западной литературе, воспевавшей романтику "охотничьего флота". За короткий срок русские корабли задержали несколько браконьерских шхун. В соответствии с "Общими правилами рыболовства" (1884) в случае задержания судно, орудия добычи и сама добыча подлежали конфискации, а команду ждали каторжные работы (от 5 лет до вечной) . А так как обе стороны конфликта были вооружены, то дело доходило до серьезных столкновений.

"Горько бросить корабль и груз - пусть их забирает черт!
Но горше плестись на верную смерть во Владивостокский порт....
.....русский закон суров - лучше пуле подставить грудь,
чем заживо кости сгноить в рудниках, где роют свинец и ртуть...."


Главный герой рассказа Дж. Лондона "Неукротимый белый человек" Джон Саксторт занялся охотой на тюленей, но "на седьмой год шхуна, на которой он служил, была захвачена русским крейсером и всю команду отправили на соляные копи в Сибирь".

Судьба конфискованных шхун была различной. Американская промысловая шхуна "Генриетта" (45 т.), занимавшаяся браконьерским промыслом котика, была задержана клипером "Крейсер" в 1887 г. Под названием "Крейсерок" она 28.01.1889 была зачислена в состав Сибирской флотилии. Под командованием лейтенанта А.П. Налимова шхуна участвовала в охране котиковых промыслов у острова Тюлений.



2


В 1889 году шхуна вновь отправилась на охрану Тюленьего. На Тюленьем русские моряки обнаружили около семисот убитых животных. К слову сказать, в те годы на мировом рынке шкура морского котика оценивалась в 300 долларов.

В середине осени экипаж сторожевика захватил шхуну «Роза» под американским флагом, прибывшую к острову для браконьерства. На ее борт высадились несколько моряков во главе с лейтенантом Андреем Налимовым. «Крейсерок» повел в кильватере арестованную «Розу» во Владивосток.

Ночью 16 октября, в шторм, суда потеряли друг друга из видимости. У мыса Терпения «Роза» налетела на камни и затонула. При попытке эвакуации на берег погибли почти все русские моряки и большинство американцев. Спасся только кондуктор Василий Корсунцев, он доплыл до берега. Там его обнаружили местные жители – орочи. Они и привезли моряка в госпиталь в Корсаков. Чуть позже у берега обнаружили тело лейтенанта Налимова, его опознал спасшийся Корсунцев. Офицера похоронили на мысе Терпения. На его могиле стоит первый русский военный памятник на Сахалине.

Как рассказал Василий Корсунцев, в момент кораблекрушения американцы с ножами напали на русских, в драке погибли несколько человек с обеих сторон.

Далее события развивались стремительно. Одну из шлюпок с затонувшей «Розы» подобрал «Крейсерок». На борт подняли оставшихся в живых американцев и нашего матроса Ивана Крыжева. «Крейсерок» дошел до заставы на мысе Крильон. Здесь 25 октября была сделана небольшая остановка. Затем патрульная шхуна снялась на Владивосток, но опять попала в надвигающийся шторм. И пропала без вести. Поэтому датой гибели «Крейсерка» считается 25 октября 1889 года.

Вскоре, в середине ноября, из Владивостока на поиски пропавшего сторожевика отправили пароход Добровольного флота «Владивосток». Он прошел вдоль юго-восточного побережья Приморья и южной оконечности Сахалина. Но так ничего и не обнаружил.

Именно в этот период на Хоккайдо возле селения Вакканай местные жители обнаружили обломки потерпевшего крушение судна. На берег пролива Лаперуза был выброшен вместе с остатками флагштока и Андреевский флаг, поэтому о находке японцы сообщили русской дипломатической миссии в Хакодате. Ее представители незамедлительно связались с командованием русской эскадры, которая зимовала в Нагасаки. Командующий Тихоокеанской эскадрой контр-адмирал Владимир Шмидт (родной дядя лейтенанта Петра Шмидта) послал из Нагасаки в Вакканай нескольких военнослужащих.

Из-за снегопадов и штормов команда добралась до места кораблекрушения с трудом. Первое, что они нашли, – доска с частью надписи «Крейсерок». Еще они обнаружили вмерзший в снег труп в форме русского военного моряка. По татуировке на его руке было установлено, что это матрос Федор Иванов. Погибшего похоронили и поставили на могиле православный крест. Это было первое захоронение русских моряков на японском острове Хоккайдо. Местные жители передали россиянам Андреевский флаг с «Крейсерка». По их мнению, корабль попал в шторм со снегопадом, паруса обледенели, поэтому шхуна оказалась неуправляемой.

Фотографии, сделанные во время спасательной экспедиции (взято у humus):


4

5

6

7


Для офицеров Сибирской флотилии было делом чести сохранить память о погибшем сторожевом корабле. Личный состав Тихоокеанской эскадры собрал средства на памятник. Недостающую сумму несколько раз добавляли власти и жители Владивостока. Приказ о создании памятника отдал в 1890 году командир Владивостокского военного порта контр-адмирал Платон Ермолаев. Место для него было выбрано в саду Морского собрания (долгое время это был сквер Матросского клуба).

За основу мемориала взяли флотские символы: на огромный камень-валун поместили адмиралтейский якорь со сломанным штоком и приспущенный на древке Андреевский флаг в бронзовом исполнении. Строительством памятника «Крейсерку» занимался Дальзавод.

Вокруг памятника «Крейсерку» по периметру вкопали снятые с вооружения орудия, на которые натянули якорные цепи. Его открыли буквально через день-два после церемонии со стелой Невельскому. В экипажных коробках стояли молодые офицеры и нижние чины с боевых кораблей. В их числе были мичман Александр Колчак (будущий исследователь северных морей, флотоводец, адмирал и руководитель Белого движения на Урале и в Сибири) и лейтенант Петр Шмидт (прославившийся как руководитель Севастопольского восстания 1905 года).



0

В этот день, 28 октября 1897 года, в саду Владивостокского морского собрания был торжественно открыт памятник экипажу шхуны Крейсерок.

[Источники:]
https://www.liveinternet.ru/users/3168528/post125646741/
https://primamedia.ru/
https://humus.livejournal.com/5952581.html
https://vladnews.ru/ev/vl/3627/41711/kreyserok_brakonerami


Tags: Историческое, Патриотическое, Приморское
Subscribe

Posts from This Journal “Приморское” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments