aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Categories:

45 лет назад во Владивостоке...

0



23-24 ноября 1974 года во Владивостоке состоялась историческая встреча лидеров СССР и США Леонида Брежнева и Джеральда Форда.

К 70-м годам прошлого века гонка вооружений достигла критической точки. Это понимали руководители ведущих стран мира, но остановить этот процесс могли только лидеры Советского Союза и США. Подготовка к очередному этапу переговоров об ограничении стратегического вооружения шла два года. Владивосток для подписания Договора был выбран не случайно. База мощного Тихоокеанского флота, город с рядом оборонных предприятий был в течение 30 лет закрытым для иностранцев. Интерес к Владивостоку во всем мире был огромен. Появление в нем, кроме президента США, десятков сопровождающих лиц, журналистов, свидетельствовало бы о желании советского правительства смягчить международную обстановку, проявить доверие по отношению к партнеру. Это обстоятельство и определило место встречи, неофициальную программу переговоров.

Лидеры двух держав прилетели на военный аэродром Воздвиженка под Уссурийском, Леонид Брежнев – на Ил-62, Джеральд Форд – на "Боинге-707". Всего участников встречи было около 120 человек — примерно по 60 с каждой стороны. Основная часть встречи на высшем уровне проходила в военном санатории в районе станции Санаторной, куда Брежнева и Форда с военного аэродрома доставил поезд. Советский генсек и американский президент не стали откладывать начало переговоров, приступив к ним уже в вагоне поезда. Переговоры шли целый день. Встречу освещали около 70 корреспондентов крупнейших мировых изданий и 40 советских репортеров.

В ходе встречи было подписано Совместное советско-американское заявление, в котором стороны подтвердили намерение заключить новое соглашение по ОСВ (ограничению стратегических вооружений) на срок до конца 1985 года.

Основываясь на принципе равенства и одинаковой безопасности, новое соглашение должно было включать ряд существенных ограничений. В частности, обе стороны имели бы право располагать суммарным количеством пусковых установок баллистических ракет наземного и морского базирования, а также стратегических бомбардировщиков в 2400 единиц. Кроме того, обе стороны могли бы иметь в боевом составе не более 1320 пусковых установок наземных и морских баллистических ракет, оснащенных разделяющимися головными частями с боеголовками индивидуального наведения. Доработать юридические детали, формулировки и заключить новое соглашение предполагалось до конца 1975 года. Не позднее 1980-1981 годов было намечено продолжить переговоры по дальнейшему ограничению и сокращению стратегических вооружений на период после 1985 года.

Владивостокская договоренность явилась важнейшим шагом на пути ограничения гонки вооружений. Она устанавливала четкие и равные долговременные пределы для количества носителей стратегического оружия СССР и США, впервые включая и дальнюю бомбардировочную авиацию. Также впервые были положены лимиты на развертывание разделяющихся головных частей, что являлось начальным шагом на пути ограничения качественной гонки вооружений.




К приезду Брежнева и Форда готовилось всё Приморье. За почти четыре не­дели только во Владивостоке и Артеме на асфальтирование дорог и улиц было потрачено более одного миллиона рублей. Был произведен массовый снос ветхого жилья, более 700 семей получили новые квартиры... за счет очередников. Обиженные люди потом жаловались, но тщетно. Партия сказала: «Надо!».


4


«В 1974-м я работал в Приморском крайкоме КПСС в должности заведующего отделом идеологии и пропаганды, — вспоминал один из участников встречи. — Так вот, в конце ноября 1974 г. нам стало известно, что во Владивостоке должна состояться встреча на высшем уровне. Планировалось провести встречу нашего Генсека и президента США Форда. Отношения между СССР и США тогда, сами понимаете, были из рук вон, и к подобной встрече готовились мы как к Параду Победы в 1945-м. Заинструктировали нашего брата по полной программе. Тут тебе и КГБ, тут тебе и партийное руководство, тут тебе и ребята из личной охраны Леонида Ильича. Инструктировали до седьмого пота, до полуобморочного состояния, до рези в глазах и желудках. Многие работники крайкома слегли после этого визита с первым инфарктом.

За неделю до его визита в справке первому секретарю крайкома инструкторы писали: «Ходят слухи, что сам Форд или его ближайшие родственники имеют какое-то отношение к Приморью. Якобы, его отцу принадлежал фанерный завод. Отец Форда погиб в Приморье во время интервенции, похоронен на острове Русском, и Форд намерен поставить ему памятник». Все это оказались домыслы и сплетни. Я по поручению крайкома сам выезжал на остров Русский, но никаких следов захоронений американских интервентов там не обнаружил. А обнаружил я, что американца Форда наши инструкторы перепутали с еврейским коммерсантом Фурдом. Фурд действительно до октября 1917 г. имел фанерный завод во Владивостоке, но не являлся американским интервентом и белогвардейцем. После революции его фанерный завод был экспроприирован Советом рабочих и солдатских депутатов, а сам Фурд работал на этом заводе младшим кладовщиком до своей кончины в мае 1934-го. Об этом я и доложил руководству крайкома. На том тему и закрыли».

Так почему же Форд приехал именно во Владивосток? город, который был одним из самых закрытых городов СССР? Сегодня с полной уверенностью можно сказать, что из-за писателя Александра Солженицина и его книги «Архипелаг ГУЛАГ».

Запрещенный в СССР «Архипелаг ГУЛАГ» как раз попал на Запад и был там опубликован, вызвав эффект разорвавшейся бомбы. Чтобы как-то сгладить этот эффект, руководство СССР решило показать, что не все так уж плохо и зарежимлено в СССР, и предложило приехать посмотреть в самый засекреченный город Тихоокеанского побережья России, в сердце его атомного флота — Владивосток. Соответствующее предложение было направлено американской стороне в августе 1974 г.

В подтверждение этой версии можно привести историю, рассказанную известным канадским музыкантом Джимом Вэллансом, 22 года пишущим песни для Брайана Адамса, «Аэросмит», Рода Стюарта, Тины Тернер, Элиса Купера и Оззи Осборна. Его дебютный альбом «Призма» стал платиновым в Канаде и во многом благодаря именно визиту Форда во Владивосток.

Вот что он сам писал об этом: «Президент Форд и Брежнев возглавили переговоры по ядерному разоружению в ноябре 1974-го, и Владивосток был в то время во всех новостях. Его название — Владивосток — звучало для меня интересно, и я решил использовать его в песне. Песню так и назвал — «Владивосток». На вокалиста я взял Рона, но он не смог выговорить слово «Владивосток». Сама же лирика песни была вызвана частично «Архипелагом ГУЛАГом», опубликованным в 1973 г. «Хей, хей, Владивосток!/ Что же это происходит?/ Я одинок — ты единственное место на земле, которое мне отвели».

Президент Форд, в отличие от героя песни, был отнюдь не одинок. Всюду и всегда его окружали агенты КГБ. Они лично проверили всю трассу движения лидеров, составили 800 м карты-схемы пути от Воздвиженки до Владивостока, нанеся данные аэрофотосъемки на бумагу и обозначив места охраны. На предполагаем пути следования было расставлено более 1,5 тыс. человек охраны. Работники комитета сутками не спали, практически не отдыхали — встреча была важна для всего мирового сообщества, и ничто постороннее не должно было повлиять на ее решения. Решения встречи имели большое значение для нормализации российско-американских отношений.

/Самолеты садились на аэродроме Воздвиженка. Официальное объяснение — что Владивостокский аэропорт не мог принять ИЛ-62 и Боинг-707. Другая версия — Теоретически аэропорт Владивостока в 1974 году мог принять Ил-62 и Boeing 707. Первых лиц государства пришлось бы везти около 40 километров по автомобильным дорогам плохого качества до резиденции. Перед центральной проходной аэродрома Воздвиженка построили высокую жележнодорожную платформу, провели электрифицированную железнодорожную ветку от станции Уссурийск.


1

2


Брежнев и Форд на поезде доехали до станции Санаторная (пригород Владивостока), в нескольких десятках метров от неё находится санаторий Министерства Обороны СССР, в котором происходили переговоры. Эта железнодорожная ветка после смерти Брежнева больше не использовалась./

Понимая, что КГБ не дремлет, американцы, несмотря на страшный мороз, все важные переговоры проводили во дворе.

Георгий Корниенко, заместитель министра иностранных дел СССР: «Форд с Киссинджером то жарко обсуждали вариант договора на открытом воздухе в стороне от зданий, где опасались подслушивания, то несколько раз садились в защищенную американскую автомашину и вели переговоры по закрытому телефону с Вашингтоном».

Кстати, эта защищенная автомашина являлась не чем иным, как бронированным автомобилем, в котором и был убит президент Джон Кеннеди. Место от пули американцы показывали и приморским чекистам. Во избежание повторения инцидента автомобиль был оснащен пулеметом «Гочкинс». Как впоследствии сказали американцы, «когда КГБ работает, мы можем не бояться за нашего президента и спокойно отдыхать. Нам легче всего работать в СССР. Это вам не Латинская Америка». И подарили чекистам по патрону от упомянутого пулемета.

Кухня обычная

«В то время я работала технологом комбината питания вагонов-ресторанов станции Владивосток, — вспоминала Алла Тарабрина. — Ночью — звонок в дверь. На сборы — 15 минут. Я как технолог прикинула, что нужно для обслуживания. Конфеты, коньяк, вино, минеральная вода, посуда, салфетки... За ночь все собрали, а затем нас в специальном вагоне доставили на военный аэродром в Воздвиженку. Там должен был садиться «Боинг» с президентом Фордом и свитой. Когда американская делегация села в поезд, появился какой-то мужчина. Спрашивает: кто такие и что здесь делаете? А когда узнал, то говорит: чего же сидите? Мы пошли с корзиночками в вагон американцев. Предлагаем им «Ласточку», а бутылки без этикеток. Они загалдели: «О, рашен водка, рашен водка». Не понравилась им минералка. А вот коньяк сувенирный они хорошо пили. Пришлись им по душе наши кондитерские изделия, колбаски... Уже потом, в депо, мы составили акт на 98 руб. и задумались: как все это списать? Директор посоветовал связаться с сотрудником КГБ, который порекомендовал списать все по статье «стихийное бедствие». И списали. На ливневый дождь, который «залил подвал с продуктами».

«Однажды, — рассказывала официантка, обслуживавшая высоких гостей, — я отнесла рыбу с рисом Киссинджеру. Возвращаюсь. Ко мне подлетает работник КГБ с другой тарелкой и кричит: «Быстро меняй!». Я пошла обратно и буквально вырвала тарелку у госсекретаря, поменяв на новую. Оказалось, что в первой тарелке была скрепка. Как чекист ее увидел, ума не приложу. Но меня чуть не уволили».

3

«Мы работали на госдаче и 19 дней жили безвылазно в соседнем санатории ДВО под контролем КГБ, готовясь к приезду высоких гостей, — вспоминала повар Галина Крыжановская. — Но прежде чем нам дали допуск на обслуживание, мы сдали кучу анализов. И проходили тщательную проверку в КГБ. Их люди не отходили от нас даже на кухне, все высматривали, не подложим ли мы чего в пищу. А нам продукты привозили самолетами из Америки и Москвы. Все, кроме соли, брали на анализы. Вместе с Брежневым и Фордом прикатили 120 человек сопровождения, по 60 человек с каждой стороны. Готовили для них много. Все, что оставалось после ужина, утром отправляли в ресторан «Арагви», не пропадать же добру. До приезда во Владивосток свита Форда считала, что у нас здесь тайга и по улицам ходят медведи, но когда они увидели город, новый цирк, мнение у них переменилось. Американцам очень понравились мои сырники, оказалось, что их кулинары не знали такого блюда. И еще им понравилась жареная зубатка. Они ее заказывали дважды»


5





[источники:]
https://ria.ru/20141123/1034503373.html
https://vk.com/id549045461?w=wall549045461_48%2Fall

Tags: Памятное, Политическое, Приморское
Subscribe

Posts from This Journal “Приморское” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Bestkotmusico

November 24 2019, 09:35:39 UTC 10 months ago

  • New comment
Как приятно было смотреть кадры того нашего Владивостока, и на Брежнева - такого ещё молодого, разумного и подвижного, и на всеми уважаемого Громыко! А наш Виктор Павлович Ломакин - первый секретарь крайкома КПСС - спокойный, ни перед кем не заискивающий, такого бы сейчас нам губернатора... Да, помню, все говорили, что Форд сильно замерз в своем пальтишке и ему подарили шубу. Всё помню... Гордость была огромная за нашу страну. Спасибо Вам, Алекс за прекрасную подборку материала. Это была очень важная международная встреча...