aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Category:

Из истории войны собак и людей во Владивостоке

5



За всю историю существования крепости Владивосток неприятель ни разу не подступал к ее стенам. Но то, что произошло на исходе XIX в., было впоследствии названо настоящим нашествием на город бродячих собак, нападающих на людей и домашних животных. Местная пресса тогда писала, что это собачье нашествие «приняло размеры народного бедствия».

Особенно лютым собачьим беспределом в летописи Владивостока были 1897 г. и весна 1898-го. Своры бродячих собак, многие из которых болели бешенством, заполонили улицы Владивостока, нападая на взрослых и детей, домашних животных, учиняя вакханалию «разборок» между собой. Это нашествие, как писали тогда местные газеты, «приняло размеры народного бедствия». Бездомные шарики, тузики, полканы и просто без рода и племени безымянные озверевшие псины осадили город, посеяв среди его обывателей страх и панику. «Собачья» тема в те дни и месяцы стала самой актуальной на страницах местной прессы, отодвинув на второй план все прочие проблемы горожан.

«Горемычный обыватель с каждым днем все больше убеждается в том, что жизнь его находится в опасности, и выходит на улицу с опаской, боязливо оглядываясь, нет ли где поблизости бешеной собаки, от укуса которой нет никакого спасения. Пастеровской станции, как известно, у нас нет, а добраться до Японии, где таковая есть, большинству пострадавших не представляется никакой возможности. Такое положение действует на всех удручающе. Говорят, что появление бешеных собак в городе связано с тем обстоятельством, что в окрестностях Владивостока и в самом городе по ночам стали рыскать голодные бешеные волки, которые за неимением другой добычи бросаются на собак, отчего последние бесятся», — писала газета.




А тем временем озверевшие псы не щадили никого, кусая кого ни попадя. Вот только несколько примеров из хроники происшествий тех дней: «В Матросской слободке умер отставной солдат Куркин, растерзанный бродячими собаками», «На днях своей дворовой собакой был укушен мальчик. Ее убили, и по вскрытии оказалось, что она бешеная», «Опять собаки напали на людей на Алеутской. В первом случае жертвою стал матрос, ободранный свирепыми псами и едва спасшийся, укрывшись в первой попавшейся китайской лавке. Во втором — японец, спасшийся от напавших на него собак стремительным бегством, оставив «врагам» трофеи в виде кусков сукна и клочьев ваты от своего пальто», «В доме Поставского собака бросилась на маленького мальчика и несколько раз укусила его. На выручку бросился живущий тут же Г.Б. Он отнял мальчика и ударил собаку, но последняя кинулась на него и покусала, и только потом ее удалось застрелить. Бешеная она или нет, пока неизвестно», «От укусов бешеных собак сбесилось несколько свиней и лошадей, которые целыми стадами бродят по городу... Очевидно, их следует уничтожить, тем более что бешеная свинья может не только укусить, но и загрызть наших детей, которые каждодневно должны ходить в школу».

2

Живодеры свирепствовали не хуже собак...

Под напором прессы и обывателей городская управа, очнувшись, наконец, от дремы, приняла следующий вариант решения «собачьей» проблемы: пригласили всех желающих заняться уничтожением собак, пообещав вознаграждение по рублю «за хвост». Однако первоначально эта «охота» приносила больше вреда, чем пользы. Желающие заработать рубль, получив полную свободу действий от городских властей, озверели не менее бешеных собак: средь бела дня на глазах людей они орудовали на улицах острогой, крючьями, дубиной, ружьем, случалось, раня при этом прохожих, вконец запугав и деморализовав взрослых и детей, которые теперь боялись не только собак, но и живодеров...


4


В обострившуюся до предела ситуацию с собачьим произволом был даже вынужден вмешаться военный губернатор Приморской области, который постановил: «1. ...начать с 1 января 1898 г. усиленное истребление бродячих собак. Для сего полицмейстеру по состоявшемуся уже соглашению с городским головой распорядиться, чтобы телеги собаколовов под охраной полицейских чинов объезжали город ежедневно в течение всего дня, ловили всех находившихся на улице собак, кроме тех, которых хозяева ведут на поводке, и затем немедленно истребляли в определенном месте. 2. Всем владельцам собак в г. Владивостоке, желающим избавиться от необходимости водить собак на поводке, завести для оных намордники такого образца, который препятствовал бы собаке кусаться. Собаки в намордниках собаколовами забираться не будут».


3


Однако живодеры плевали на особые оговорки губернаторского постановления. Они устроили настоящий произвол. «Собак захватывают с ошейниками, поводками и намордниками на улице, во дворах и домах, все с них снимают и держат, когда хозяин заявится за ней с выкупом. И делается это под прикрытием полиции. Это у нас тоже своего рода доходная статья», — констатировала-возмущалась газета, приводя конкретные факты из деятельности живодерской команды: «27 января во двор одного обывателя на Пологой улице явился полицейский чин в сопровождении полупьяных оборванцев. Началась ловля и выгон на улицу двух собак. Шум, гам, все соседи высыпали из домов и наблюдали, как хозяева собак со своими домочадцами отстаивали вполне здоровых собак, которые от страха дрожали. Такая энергия проявляется у наших полицейских в отношении дворовых собак, но в то же время целые стаи бродячих совершенно безнаказанно шмыгают и учиняют драки и браки на Нагорной площади и у кладбища, пугая прохожих. Однако полиция не замечает, что творится у нее под носом, а является в чужие дворы и, нарушая тишину и спокойствие обывателей, нахально обращается с хозяевами и настаивает на уничтожении совершенно здоровых собак, находящихся под постоянным наблюдением врача. Надо полагать, что скоро усердные работники по этому промыслу будут свободно входить во всеоружии в обывательские квартиры и там вырывать собак прямо из рук хозяев...».

Предположение газеты сбылось, и уже в следующем номере она сообщала: «...Два корейца-крючника, заметив в дверях коридора одного из домов собаку, быстро бросились за добычей и, несмотря на протесты хозяйки дома, потащили свою жертву к ящику. Испуганные дети подняли громкий вопль, когда потащили их Фрама на веревке, а хозяйке осталось одно — бежать за мужем на службу, чтобы он выручил похищенную собаку и успокоил перепуганную детвору. Но чтобы вызволить, спасти от смерти Фрама, мужу пришлось поколесить на извозчике немало улиц, пока он отыскал именно тот собачий ящик. Затем побывал в полицейском участке, и только после внесения контрибуции в размере 1 руб. удалось получить собаку.


Или вот еще примеры подобного рода. Некий господин К., привязав своего пса в наморднике к забору, зашел в лавку за покупкой. Когда вышел — четвероногий друг уже сидел в собачьем ящике живодеров, чья повозка тарахтела в конце улицы... На Алеутской средь белого дня вырвали из рук женщины поводок с собакой в наморднике и стали запихивать в ящик. И только благодаря вмешательству прохожего собаку удалось отбить у скотов.

В отличие от Владивостока, где долго судили-рядили, как порешить «собачий вопрос», в Никольском (ныне Уссурийск) с появлением бешеных собак военные и гражданские власти сразу же приняли решительные меры. Был издан приказ, который повелевал уничтожить всех лишних собак в Никольском (оставив по одной лишь при ротных и батарейных дворах) и в радиусе 30 км от города, а бродячих — всех поголовно. «Всех собак держать на привязи и всякую собаку, появившуюся на улице, несмотря на породу ее и наличие ошейника, считать бродячей и подлежащей уничтожению, — значилось в этом приказе. — За всякое нарушение этих мер, принимаемых к сохранению народного здравия, виновные будут подвергаться уголовной ответственности по закону».


0


В конце концов, отладили и направили в законное русло действия живодерских команд и во Владивостоке. Весной 1898 г. эпидемия собачьего бешенства пошла на убыль, т.к. шариков, тузиков и прочих их сородичей во Владивостоке почти не осталось — они были истреблены. В городе наступило затишье по «собачьему вопросу».

Между тем самодержец Николай Второй, наслышанный о собачьем беспределе во Владивостоке, дал право местным властям устанавливать налог на домашних собак, но не более 2 руб. в год , для всех пород, кроме служебных. Понятно, что власти тотчас этим правом воспользовались.

х     х     х

...Уже в наше время, всего 20 лет назад, в 1999 г., бродячие собаки вновь осадили Владивосток. Причем свора озверевших бездомных собак загрызла насмерть двух человек. Городскими властями было принято, наверное, единственно правильное решение в сложившейся ситуации: отстрелять озверевших животных.


6


В результате этой акции, проводимой специальными снайперскими командами, как сообщалось, было отстреляно более 250 четвероногих бродяг. Вот только опять были накладки: убитые в ночное время животные убирались не сразу, а валялись окровавленные вокруг домов, что неблагоприятно сказывалось на психике как некоторых взрослых, так и детей, идущих утром в школы и детсады...



Tags: Зверюшное, Историческое, Приморское
Subscribe

Posts from This Journal “Приморское” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments