aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Categories:

Два года уже прошло... "Это вам за пацанов!"










В одной из бесед с друзьями, говоря о «горячих точках», Роман твердо произнес: «Я никогда не сдамся, лучше застрелюсь!» К слову, отец Филипова тоже был военным летчиком, он воевал в Чечне.
— Рома пришел к нам из 9-го «Б» класса в 10-й «А» — математический класс, — рассказывает его классный руководитель Людмила Григорьевна Лазарева. — У нас углубленно изучали математику и физику. Класс был очень сильный, нагрузка была большой. Раньше Рома учился в слабом классе. Попав в профильный, математический класс, подтянулся. Уже тогда он поставил себе цель стать летчиком. Очень усердно занимался. Ведь конкурс в военное училище был огромный.
После занятий они всем классом на школьном стадионе играли в футбол. Рома был преимущественно в защите. Он был среднего роста, очень сдержанный, застенчивый, «не щебетун», очень воспитанный парень. Все делал по-справедливости. Никто никогда не уличал его во лжи. А улыбка у него была просто обезоруживающая.
Все шло от семьи. Родители у Ромы очень интеллигентные. Мама у него была медсестрой, папа – летчик, воевал в «горячих» точках. Но, не смотря на занятость, он был у нас в родительском комитете. Мужчины, как правило, не очень-то хотят заниматься общественной работой. А Ромин папа был очень ответственный. Сломается шкафчик. Кого просить? Звоним Николаю Филипову! И Рома был такой же обязательный.
В нашей школе училась и его младшая сестренка. Которую Рома трогательно опекал.
В их выпуске 2001 года было шесть медалистов. И у Романа в аттестате было больше пятерок, чем четверок.
После школы он пришел к нам уже в летной форме. Красивый, статный курсант. Рассказал об учебе в летном училище. Обошел всех учителей. Мы за него искренне порадовались. Больше я его не видела. Он уехал служить на Дальний Восток.
Когда увидела в новостях, что в Сирии сбили наш самолет, меня сразу охватило чувство тревоги. Просто места себе не находила. Фамилия летчика тогда еще не была известна. А потом мне позвонила директор школы, сказала, что погибший летчик — Рома Филипов. У меня вырвалось: «Моя ты деточка...» Когда вспоминала его школьные годы, как он заступался за слабых, когда надо проявлял принципиальность, я поняла, что там, на сирийской земле, он по-другому поступить просто не мог.
Родители его так и остались жить в том же доме-«свечке», по-соседству со школой. Представляю, как им сейчас тяжело.
Одноклассники Романа до сих не могут поверить, что его нет в живых.
— Мы учились с Ромой вместе до 9 класса, — рассказывает Елена. — Он был очень скромный, дружелюбный, но общительным его назвать было нельзя. У него было два товарища. Но это были действительно настоящие, верные друзья. Горой стояли друг за друга. И после школы поддерживали связь.
У Ромки уже тогда чувствовался стержень в характере. Он не выпячивался, но мог настоять на своем. Не изменял своим принципам. После школы он, как и мечтал, поступил в летное училище. Очень серьезно относился к учебе. У них был свой график, на встречу выпускников он не попал.
— Роман был само спокойствие, совершенно неконфликтный. На вид — совсем не крепкого телосложения, но взгляд — очень волевой, в нем чувствовалась внутренняя сила, — рассказывает одноклассница Роман Филипова, Любовь. — После школы мы разъехались по разным городам. Он сам нашел меня в соцсети, рассказал, что летает на военных самолетах, живет в Приморском крае, служит на авиабазе в Черниговке. Написал, что очень хочет детей. У вас, мол, детки уже скоро в школу пойдут, пора наверстывать. Потом я узнала, что у него родилась дочка.
Анастасия Карпухина познакомилась с Романом, когда он был еще курсантом. На четвертом курсе он перевелся из Краснодарского высшего военного авиационного училища в Борисоглебск, учился летать в Учебном авиационном центре подготовки летного состава фронтовой бомбардировочной и штурмовой авиации имени Чкалова.
— Рома учился вместе с моим первым мужем, только он был на год старше, учился на пятом курсе, а Ромка на четвертом, на факультете штурмовой авиации, — рассказывает Анастасия. — Года полтора они жили в Борисоглебске, в Воронежской области в одной квартире, а мы по-соседству. Так и познакомились.
Рома — очень светлый человек, к нему никакая грязь не прилипала. Он был очень безотказным, что не попросишь — все сделает. Жизнелюбие в нем просто било ключом. Он никогда не отчаивался. Из любой ситуации мог найти выход. А когда у друзей что-то случалось, — мог и делом помочь, и найти нужные слова, чтобы поддержать.
Родители у него жили в Воронеже, в 250 километрах от Борисоглебска. Раз в месяц ему удавалось вырваться, чтобы повидать своих маму, папу и младшую сестренку. Возвращался все время с сумками, полными домашней провизии. Мама ему «на дорожку» пекла всякие вкусности, которые тут же шли на общий стол. У нас был праздник, как только Рома из дома приезжал.
Мама у Ромы была медсестрой, работала в военном госпитале, отец — военный летчик, воевал в Чечне. Ромка ими очень гордился.
У меня перед глазами до сих пор стоит его улыбающееся лицо. Помню, мы сидели в августе за столом на дне рождении Романа, когда зашел разговор про боевые действия, он обмолвился: «Я никогда в жизни не сдамся, лучше застрелюсь!» Он был патриотом, гордился и Россией, и своей профессией. Небо для него было — все!
Уже тогда он встречался с Ольгой, она была родом из Борисоглебска. Моего мужа распределили в Читу. Перед отъездом Роман успел нас познакомить со своей избранницей. Потом мы узнали, что она стала его женой. У Ромы и Ольги родилась дочка.
После училища Роман попал служить в Черниговку, на Дальний Восток. Так и прослужил долго на одном месте. Был очень ответственным.
Мы часто большой компанией ездили к моим родителям, которые жили в 20 километрах от Борисоглебска. И когда мы уже улетели в Забайкалье, в гарнизон, Рома продолжал ездить к моим родителям. Помогал чем мог. Он был очень уважительным человеком. Мама с папой принимали его как сына. Для них гибель Ромы сейчас очень большое горе.
Отпевание убиенного воина Романа Филипова состоялось в часовне иконы Божией Матери "Взыскание погибших" у Коминтерновского кладбища города Воронежа.
…Да, в нынешней России еще много негативного и отвратительного, что вызывает искреннее возмущение и неприятие у всех нормальных, неравнодушных людей. Однако только слепой не может не видеть тех перемен, что произошли со страной, начиная с гибели СССР и «лихих девяностых», с того времени, когда Россия в буквальном смысле гибла и была на шаг от пропасти и самоликвидации. И когда в самом центре Москвы прямой наводкой из танков расстреливался парламент страны.
Новое время рождает новых героев, чьи подвиги выходят далеко за пределы России. Такого не было ни в девяностые, такого не было и в «нулевые» годы — волны патриотизма, сопереживания и гордости за свою страну.
«Смертию смерть поправ» — это то, что доказывает Россия всему миру и самим фактом своего бытия (после клинической смерти) и возвращением в качестве мировой военно-политической державы, и своими сынами и дочерьми, которыми будут гордиться последующие поколения. А ненавистники, шкурники, трусы и паникеры останутся там, где им и положено быть — историей и самой жизнью.
Россия идет вперед. И этот процесс уже необратим.

Tags: Военное, Патриотическое
Subscribe

Posts from This Journal “Патриотическое” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments