?

Log in

No account? Create an account
aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Category:

Самое популярное хобби советского человека

0



Мало кто из современной молодёжи знает, что раньше фотография была настоящим искусством, а чтобы получить хороший кадр, надо было много думать, а не снимать 100 одинаковых кадров, чтобы потом выбирать. Это сейчас — достал телефон, сделал сотню-другую цифровых снимков, а потом на компьютере выбрал самые удачные кадры. Некоторые продолжают фотографировать на цифровые фотомыльницы. И лишь единицы снимают профессиональными и полупрофессиональными камерами. Да и то не всегда.





Про всевозможные интернетовские фотохранилища я вообще молчу.





Раньше же к каждому снимку относились бережно. Ведь на плёнке было всего 36 кадров. И что ты сфотографировал, увидеть можно было только в после проявки плёнки! Эта самая плёнка продавалась завёрнутой чёрную непроницаемую для света бумагу в коробочках с указанием завода-изготовителя и светочувствительности (32, 64, 125 и 250 единиц). Наибольшей популярностью пользовалась плёнка ФОТО-65 (после 1987 года — ФОТО-64). Она считалась универсальной у фотолюбителей.






Но плёнку было мало купить, её надо было намотать сначала в кассету (в полной темноте). Что требовало определённого уровня мастерства.






И лишь потом кассета с плёнкой вставлялась в фотоаппарат. Самым массовым у советского фотолюбителя был аппарат Смена-8м. Этакий аналог мыльниц:






Но некоторые были счастливыми обладателями камер по приличней, например Зенит-ЕТ.




После того, как плёнка отснята, её надо проявить. Для чего существовал специальный фото-бачок. Опять в полной темноте плёнку наматывают на специальную спираль и помещают внутрь светонепроницаемого бачка.






Затем – уже на свету – в бачок надо залить заранее приготовленный проявитель. Разные фото-кудесники делали проявители из специальных химикатов, отмеривая их на весах. Но обычные невзыскательные фотолюбители вроде меня покупали готовый проявитель в фотомагазинах. Дома всегда был запас пакетиков проявителя и фиксажа, ведь стоили они копейки, а срок годности был приличный. Не удивлюсь, что, если полезу в кладовку у родителей дома, наткнусь на неиспользованные запасы этой химии тех лет.
Проявитель из пакетиков был с разными мелкими крошками, в связи с чем после растворения, его надо было профильтровать. Кто-то использовал марлю, а у кого-то были и специальные фильтры (у меня была целая пачка из набора «Юный химик». Одной порции проявителя хватало на несколько плёнок.







Проявитель, заливаемый в бачок, должен был быть определённой температуры – от 20 до 25 градусов. Для того, чтобы следить за температурой, большинство фотолюбителей имели специальный термометр.






После заливки проявителя в бачок, необходимо где-то 10 минут, покручивать в нём спираль с плёнкой (с помощью специального кончика спирали). После этого проявитель выливается в специальную банку (чтобы затем использовать его для следующей плёнки). Затем в бачок наливалась пресная вода (тоже определённой температуры) для промывки плёнки. Затем заливался фиксаж — реактив для закрепления эмульсии плёнки от воздействия света (поэтому многие его часто называли закрепителем, ну как ферзя королевой).





В фиксаже плёнка лежала ещё минут 15-20, затем снова промывалась водой. И вот в это время наступал самый волнительный момент, когда сразу было видно, получилось или нет. К тому же, если при наматывании плёнки произошло слипание, то часть плёнки не проявлялась. Но это бывало обычно только у начинающих фотолюбителей. Затем плёнку надо было высушить. Я для этого использовал леску, протянутую на кухне, для сушки всякой мелочовки. После просушки плёнка сворачивалась в аккуратный рулончик, который помещался в коробочку, в которой плёнка продавалась. Правда это зачастую приводило к царапинам. Те, кто относился к своим негативам бережно, имел специальный альбом, в который плёнки хранились нарезанными по несколько кадров.

Поскольку все реактивы могли быть использованы для проявки нескольких плёнок, оставался открытым вопрос: проявлять плёнки сразу по мере фотографирования или копить нужное количество плёнок? Первый вариант был чреват тем, что надо было реактивы хранить в виде жидкости, которая к тому же имела не очень длительный срок хранения (меньше месяца). Но, в общем и целом, это были мелочи.

Вся эта технология касается только чёрно-белой плёнки. Для проявки цветной требовались совсем другая технология и другие реактивы. Но этой техникой я не владел — на цветную плёнку я стал фотографировать уже в другие времена, когда повсюду появились фотолаборатории. Я был далеко в этом не одинок. Множество фотолюбителей предпочитала обходиться чёрно-белыми фотографиями.




Но проявить плёнку — мало. Надо ещё напечатать с неё фотографии. Для этого оккупируем ванную и выключаем там свет





Желательно научится находиться там в темноте, чтоб все движения были интуитивными и простыми. Готовим нашу импровизированную лабораторию заранее. Сначала подключаем к сети наш фотоувеличитель (это именно тот аппарат, который позволит получить размер снимка, который вы хотите с маленького 35мм негатива).

Фотоувеличитель идет сразу в комплекте с объективом (чем дороже стекло, тем лучше качество снимка), лампой и кадровочной рамкой, которая позволит при красном фильтре откорректировать размер будущего отпечатка и положение его на бумаге.)




Подключаем фотофонарь и наливаем в 3 разные кюветы проявитель, фиксаж и промывающий раствор:


Ставим последовательно. Рядом кладем щипцы, пачку с фотобумагой и негативы.



Начинается самое интересное. Процесс печати, в общем, довольно прост. При красном свете фотофонаря, лист незасвеченной фотобумаги укладывают в кадрирующую рамку эмульсией вверх. Корпус увеличителя с лампой и объективом поднимался на кронштейне на такую высоту, которая требовалось для того или иного масштабирования — чем выше, тем крупнее снимок.

Положение получаемого изображения на фотобумаге проецируется с негатива через красный фильтр. Когда размер и композиция снимка были выбраны, выключался красный фонарь и на какое-то количество секунд включалась внутренняя лампочка уже без фильтра. В это время на фотобумагу проецировалось изображение с плёнки и происходила экспозиция.





Далее бумага помещалась в проявитель (как у плёнки), промывалась, потом в фиксаж, снова промывалась и дальше лежала в отдельной кювете (или в тазике с водой).




После того, как все нужные снимки были отпечатаны и промыты, фотографии нужно было высушить. Это делалось либо путём простого подвешивания на леску с помощью прищепок, либо, если позволял тип бумаги, с помощью глянцевателя — специальной электрической жаровни.

Главными деталями глянцевателя были два гибких зеркальных листа металла. При помощи специального резинного валика, уложенная эмульсией на лист мокрая фотография раскатывалась. Затем листы с приклеенными намертво фотографиями вставлялись в глянцеватель. Под действием высокой температуры фотографии высушивались, а кроме того приобретали характерный блеск — глянец.




Ну и заключительный этап — художественная обрезка готовых снимков резаком:



Вот так мы раньше фотографировали, и «печатали»фотографии!

с

Tags: Ностальгическое
Subscribe

Posts from This Journal “Ностальгическое” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

Bestjulia519973

February 6 2020, 02:03:01 UTC 8 months ago

  • New comment
Мой отец - фотолюбитель. Когда была маленькая, всегда помнила это таинство, часто садилась рядом на табуреточку и наблюдала, как он печатает, потом как включает электроглянцеватель. Раньше он просто клал фотки на пластину, пото м накрывал их газетным листом и проводил валиком. Потом электроглянцевателем обзавёлся. И обрезку белых краешков помню. Жили в хрущёвке, он печатал в совмещённом санузле, окошечко под потолком закрывалось листом чёрной бумаги. А я сидела рядом, наблюдала и на ходу сочиняла сказки и рассказы и рассказывала ему. Из ванночки с проявителем он доставал фотографии одним пинцетом, а из ванночки с закрепителем - другим. Эти пинцеты как-то превратились у меня в двойняшек Эллу и Эмму, на ходу историю сочинили. Потом переехали в квартиру, где имелась "тёщина комната", отец обосновался там. Но я уже с ним не усаживалась, интерес пропал, да и тесно там было. После переезда в дом 114-й серии, где "тёщина комната" не предусмотрена, он снова печатал в ванной (санузел раздельный). Муж тоже в детстве фотографией увлекался, показывал мне собственноручно напечатанные фотки, когда мы встречаться стали.