aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Categories:

Как русский генерал в джунглях Парагвая с немцами воевал

41



Иван Тимофеевич Беляев родился в апреле 1875 года в Санкт-Петербурге. Его отец возглавлял первую лейб-гвардейскую артиллерийскую бригаду, а потом стал комендантом Кронштадта. Дядя был генералом, по военному пути пошли как родные братья Ивана, так и двоюродный брат — Михаил Алексеевич Беляев. Он, кстати, впоследствии доберётся до поста военного министра Временного правительства.

Естественно, Иван Тимофеевич с детства знал, что станет военным. Но не только офицерский путь будоражил пытливый ум мальчишки. Однажды он прочитал книгу «Последний из Могикан», и творение Фенимора Купера перевернуло его жизнь с ног на голову. После «Могикан» Беляев «проглотил» ещё множество самых разнообразных книг, посвящённых индейцам. Причём не только художественных, но и серьёзных, исторических. «Каждую ночь я горячо молился о моих любимых индейцах…» — вспоминал Иван Тимофеевич.

Но всё это были лишь мечты. Сам Беляев не верил, что ему когда-то удастся встретиться с краснокожими. Он жил в реальности, а реальность была таковой: Иван Тимофеевич поступил в кадетский корпус, а затем стал артиллеристом.

Когда началась Первая мировая война, Беляев носил чин полковника. Он храбро сражался и однажды получил серьёзное ранение. Пуля попала в грудь, и полковник чудом выжил. Лечение он проходил в лазарете под Петроградом. Там же Беляев встретил императрицу Александру Фёдоровну, а вскоре получил звание генерала. Оправившись от ранения, он вернулся на фронт. Но Российскую империю к тому времени уже сильно лихорадило. Война истощила государство, началась революция и большевики захватили власть. Перед генералом встал трудный выбор: сражаться за белых или отступить, чтобы не проливать кровь соотечественников. Беляев выбрал первый вариант и примкнул к белому движению. Но как известно, белые проиграли.

И вновь тяжёлый выбор: куда отправиться, где спастись от красных? Можно, конечно, было пойти проторённым путём и перебраться во Францию, куда хлынул поток белых эмигрантов. Привлекательным казался и вариант с Соединёнными Штатами Америки. Но Иван Тимофеевич изменил бы сам себе, если бы не отважился на авантюру. Вместо привычной Европы и перспективных Штатов он выбрал… Парагвай. Маленькую, нищую страну, которая ни на что не претендовала и не хватала звёзд с неба.




Встреча с мечтой


Власти Парагвая, надо сказать, были только рады неожиданным эмигрантам из далёкой России. Вчерашние боевые офицеры империи являлись ценными кадрами. Иван Тимофеевич был одним из первых представителей погибшего государства в Парагвае. Беляев писал в мемуарах:

«Найти уголок, где бы всё святое, что создавала вечная святая Русь могло сохраняться, как в Ковчеге во время потопа до лучших времён».


На новой Родине Иван Тимофеевич начал основывать русские поселения, а также занялся агитационной деятельностью. Во Франции выходила его газета с недвусмысленным названием «Парагвай», в которой генерал призывал белую эмиграцию перебираться к нему под крыло. Но не вышло. Через океан осмелилось перебраться очень мало людей, мечта о «Новой России» в Латинской Америке так и осталась нереализованной.

Но зато активно развивалась карьера Беляева. Он вместе с ещё несколькими русскими офицерами поступил на военную службу, оказавшись в Генеральном штабе. Кроме обучения парагвайцев военному ремеслу, Иван Тимофеевич занялся научной деятельностью. Он лично возглавил более десятка экспедиций в Гран-Чако — область в западной части Парагвая, где жили индейцы мака. Беляев с детства грезил знакомством с «краснокожими», и встреча с ними не разочаровала эмигранта. Он быстро нашёл с ними общий язык и подружился. Иван Тимофеевич много времени проводил среди индейцев, изучая их быт, культуру и язык. Параллельно он поставлял им одежду, открывал школы и театры. В знак благодарности краснокожие называли его «Белым отцом».




42
Беляев с индейцами



Реванш за Первую Мировую


Идиллию нарушила Боливия в 1932 году. Появилась новость, что в области Чако обнаружили признаки месторождения нефти. Только признаки, а не само чёрное золото (его, кстати, найдут только в 2012 году). Но этого вполне хватило, чтобы Боливия объявила войну Парагваю и вторглась в спорную область.

Власти страны-агрессора не сомневались в победе, поскольку их военная мощь в разы превышала парагвайские силы. Парагвай мог противопоставить полноценной армии, артиллерии, танкам и самолётам разве что народное ополчение.

К тому же во главе боливийской армии находились немцы, прошедшие горнила Первой мировой войны.

Когда началась война, русские офицеры не остались в стороне. Они отправились на фронт добровольцами. В общей сложности парагвайская армия получила около 80 квалифицированных офицеров. Среди них был даже лётчик — капитан Владимир Парфеменко, которому достался старинный истребитель «Фиат». Что же касается Ивана Тимофеевича, он быстро поднялся до начальника генерального штаба армии и руководил обороной Чако. При нём же находился Николай Эрн, который в прямом смысле этого слова был последним генералом Российской империи. Дело в том, что он действительно стал последним офицером, получившим генеральский чин при императоре Николае II.


43
Парагвайские солдаты

Парагвай быстро мобилизовал население и сумел собрать армию в пятьдесят тысяч человек. Но солдатам не хватало как знаний, так и вооружения. Вот только Беляев и остальные командиры сумели совершить невозможное. При помощи индейцев парагвайские солдаты оттеснили противника из Чако. И после череды неудач боливийскую армию возглавил немецкий генерал Ганс Кунд. Человек, знакомый русским офицерам, поскольку во время Первой мировой войны он сражался как раз на Восточном фронте.

И война между Боливией и Парагваем превратилась в продолжение Первой Мировой. И немцы, и русские решили «переиграть» её и отомстить друг другу за старые обиды. В 1933 году у форта Нанава произошло главное сражение Чакской войны. Бой длился почти десять дней и Парагвай победил. В той мясорубке Боливия потеряла убитыми около двух тысяч солдат.

Затем произошло ещё несколько сражений. Провинция Чако полностью оказалась в руках парагвайцев, Кунд был отправлен в отставку, а боливийский президент лишился кресла. В стране началась смута. Этим и воспользовался Беляев, вторгнувшись на территорию Боливии. В мае 1935 года парагвайцы нанесли сокрушительный удар, от которого противник уже не смог оправиться. Вскоре страны подписали мирный договор в Буэнос-Айресе. Почти вся провинция Чако отошла к Парагваю, Боливии же досталась крошечная и абсолютно бесполезная территория.

Есть мнение, что поражение Боливии сильно пошатнуло авторитет немецкой военной школы как в Южной, так и в Латинской Америке. Возможно, это привело к тому, что план Адольфа Гитлера по распространению своей идеологии в этом регионе провалился.

Иван Тимофеевич, как и многие русские офицеры, так и остался в Парагвае. А когда Беляева не стало (произошло этого в начале 1957 года) в стране был объявлен трёхдневный траур. На его похоронах присутствовали первые лица Парагвая, а также огромная толпа индейцев, которые читали молитву «Отче наш» на русском языке.


44
Иван Тимофеевич с офицерами



Tags: Военное, Историческое
Subscribe

Posts from This Journal “Историческое” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments