aleks070565 (aleks070565) wrote,
aleks070565
aleks070565

Category:

О гардемаринах старого Владивостока

0



Гардемаринами на российском флоте с момента присоединения Приморья к России в 1860 году именовались молодые люди, окончившие специальные морские заведения и, для получения знаний и дальнейшего офицерского звания, пару лет плававшие на судах именно гардемаринами – боевыми практикантами, кандидатами в офицеры. Люди эти были образованные, - не даром многие из них писали книги; именами многих названы места описываемого ими побережья. Например, 19-летний гардемарин фрегата «Паллада» Дмитрий Гамов первый заметил в мае 1854 года в тумане опасные скалы полуострова, который и поныне носит его имя. Будущие морские офицеры давали свои имена объектам в Приморье, сражались с чехами в центре Владивостока и даже грозились перекрыть Суэцкий канал...







По современной сухопутной терминологии гардемарины являлись прапорщиками или унтер-офицерами. Отходив успешно в море, они сдавали экзамен и получали уже офицерское звание мичмана - подпоручика. Так, например, одним из первых гардемаринов в истории российского флота на Тихом океане был будущий известный писатель-маринист Константин Станюкович. Он же одним из первых, здесь же в 1861 году из гардемаринов перешел в мичманы.

Тогда 18-летний Константин Станюкович по болезни несколько месяцев находился в только что организованном посту Владивосток, о чем оставил не мало эпистолярных свидетельств местной суровой гардемаринской жизни.

«6 января. Прибежали из лазарета матросы и сказали, что тигр утащил нашу с Бурачеком (командиром поста Владивосток) свинью из хлева и понес в горы. Жаль бедную. Она была беременной, тигр лишил нас нескольких поросят с кашей».

По выздоровлении Станюкович продолжил ходить в тихоокеанских водах, вернувшись на Балтику 2 года спустя и выпустив книгу своих гардемаринских тихоокеанских воспоминаний: «Вокруг света на Коршуне», начинавшуюся словами: «В один сумрачный ненастный день, в начале октября 186* года, в гардемаринскую роту морского кадетского корпуса неожиданно вошел директор…»… Так началась дальневосточная эпопея известного писателя-мариниста, давшая впоследствии одной из улиц Владивостока имя гардемарина Станюковича.

Введенное в 1860 году воинское звание гардемаринов в 1882 было упразднено и так стали называть выпускников старших классов морских учебных заведений: из разряда боевых, гардемарины перешли в разряд подающих надежды студентов. Таким студентом-гардемарином был выпускник Морского училища 1895 года, «стройный, худощавый брюнет с необычайным, южным типом лица и орлиным носом» - Александр Колчак, единственный из всего выпуска без ошибок ответивший на все 16 экзаменационных вопросов.

«Колчак, молодой человек невысокого роста с сосредоточенным взглядом живых и выразительных глаз, глубоким грудным голосом, образностью прекрасной русской речи, серьезностью мыслей и поступков, внушал нам, мальчикам, глубокое к себе уважение», - вспоминали другие гардемарины. Женщинам он внушал любовь.

Однажды 41-летний Колчак познакомился с 21-летней художницей Анной Тимиревой. Их последующая переписка длилась три года, пока они случайно вновь не встретились во Владивостоке в 1918 году. Колчак, будучи работником Китайской восточной железной дороги, ехал в Японию для закупки оружия для ее охраны. Тимирева бросила своего мужа сослуживца Колчака, контр -адмирала и, получив во Владивостоке развод, уехала к Колчаку. «Нас несло, как на гребне волны», - вспоминала она.



1


Став вскоре Верховным правителем России, Колчак не забыл своей гардемаринской юности и в ноябре 1918 года приказал организовать во Владивостоке Морское училище (гардемаринские классы), где, для окончания их обучения для последующей службы на флоте, повелел собрать всех гардемаринов России.

Еще раньше, с началом мировой войны, прохождение практики на Балтике стало практически невозможным, и гардемаринов для обучения стали перебрасывать на Тихий океан. Так в октябре 1918 года из Петербурга выехало 295 гардемаринов во главе с капитаном 2-го ранга Михаилом Китицыным. Ехали они через Китай, где, как настоящие гвардейцы, предались пьянству (в России был военный сухой закон). Китицыну пришлось их высадить и навести порядок «дисциплинарными методами».

К моменту приказа Колчака, гардемарины уже прибыли на восток и именно их командиру Верховный правитель поручил дело сбора под свое крыло всех остальных. Ему он доверял, так как знал Китицына еще по совместной службе. Подводник Китицын командовал подводной лодкой на Черном море, где прославился тем, что неожиданно всплывал и в упор расстреливал турецкие корабли. За его заслуги командующий Черноморским флотом Колчак лично снял орден Святого Георгия со своей груди и приколол его на китель моряка-подводника.

«Фанатику морской идеи» Китицыну удалось собрать в Шефнеровских казармах Владивостока 129 гардемаринов и приступить к их обучению, напечатав для этого учебники в Харбине. За три несданных зачета нерадивых отчисляли, и к весне осталось 112 человек. Оставшиеся имели «сильный дух, налаженность и порядок». Под руководством Китицына преданные старому режиму гардемарины помогали поддерживать порядок менявшимся как в калейдоскопе белым правительствам Приморья: участвовали в боях против партизан; подавляли восстания мятежных офицеров и чехословаков, поочередно решивших захватить город. «Исключительно красочную группу представляли собой гардемарины, когда они тесным строем в своих черных шинелях с белыми погонами, с развернутыми знаменем, под огнем противника шли по Алеутской, направляясь в район вокзала», - вспоминали очевидцы тех событий, когда чехи потеряли в сражении с гардемаринами 500 человек, а сами гардемарины только 13.

В перерывах между боями гардемарины сдавали и экзамены, среди которых была, например, письменная работа по русскому языку в форме сочинения на историческую тему. Но история пошла другим путем. Колчак пал. Арестованного верховного правителя России красные привели на берег реки Ушаковки, дали залп, а тело сбросили в прорубь. По легенде, Колчак сам командовал своим расстрелом как старший по званию и перед расстрелом подарил свой серебряный портсигар командиру расстрельной команды. А сидя на льду в ожидании расстрела, пел романс «Гори, гори, моя звезда»: за час до гибели он виделся с Тимиревой, приехавшей к нему в тюрьму и потребовавшей у коменданта посадить ее вместе с любимым…




2


Чтобы спасти цвет морского флота, его командование приняло решение эвакуировать гардемаринов из Владивостока. Китицын с 250 гардемаринами Морского училища погрузился на крейсер «Орел» и посыльное судно «Якут» и ушел в Океан. Качающаяся палуба на восемь месяцев стала землей кадетов. Однажды, один из губернаторов островов посетил «Якут» на катере, сидя на сидении, покрытом российским Андреевским флагом. Гардемарины «вернули ему визит, сидя на разложенном на сидении шлюпки Английском стяге»…

При прохождении Суэцкого канала англичане отказались пропустить корабли в Средиземное море. Тогда Китицын поставил им ультиматум: если через 36 часов ему не дадут разрешение выйти в море, он выведет корабли и затопит их поперек Суэцкого канала! К чему бы это могло привести, явствует из недавнего случая с контейнеровозом «Evergreen», парализовавшим движение по каналу.

Дальше отряд разделился на тех, кто решил остаться за границей и тех, кто решил продолжить борьбу с большевиками на родине. Последние, вместе с Китицыным на «Якуте» прибыли в Крым. Но Крым уже «бежал», и прибывшие из Владивостока 111 гардемаринов вместе с Китицыным ушли в Тунис, где еще несколько лет продолжали обучение и службу у французов в качестве 1-й Владивостокская роты гардемаринов - «высокой, стройной, вышколенной, гордой своим владивостокским походом».

В 1924 году Франция признала СССР и Андреевский флаг в Тунисе был спущен. Гардемарины зажили новой – гражданской жизнью.

Сам Китицын эмигрировал в Америку, где начал новую жизнь с таксиста в Нью-Йорке; Николай Гладкевич устроился инженером по постройке лодок-амфибий у знаменитого авиаконструктора Сикорского; Константин Захарченко – конструктором управляемых ракет. Сергей Гарковенко застрелился, а перешедший на сторону большевиков и ставший главкомом Черноморского флота Иван Кожанов был репрессирован в 1938 году, как враг народа. Но, несмотря на пытки, на то, что его превратили в «мешок с костями», бывший гардемарин с корабля «Орел» не оговорил ни одного человека. Смертию смерть поправ.



3

Tags: Историческое, Приморское
Subscribe

Posts from This Journal “Приморское” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

Posts from This Journal “Приморское” Tag